ТЕКСТЫ   CONON DE BETHUNE  
Ahi! Amours, con dure departie
Me convendra faire de la meillour
Qui onques fust amee ne servie!
Deus me ramaint a li par sa doucour
Si voirement que m'en part a dolour!
Las! qu'ai je dit? Ja ne m'en part je mie!
Se li cors vait servir Nostre Seignour,
Li cuers remaint du tout en sa baillie.
 

Увы, Любовь, как горько
Я должен расстаться с наилучшей,
Которую так любили, так служили ей!
Пусть Бог, в своей милости, вернет меня к ней,
Таким же верным, как я в горе покидаю ее.
Увы, что я сказал? Я вовсе не покидаю ее.
Если мое тело идет служить Нашему Господу,
Мое сердце остается все в ее власти.

 

 

Pour li m'en vois souspirant en Surie
Quar nus ne doit faillir son Creatour.
Qui li faudra a cest besoig d'aie
Sachiez que il li faudra a greignour;
Et saichent bien li grant et li menour
Que la doit on faire chevalerie,
Qu'on i conquiert paradis et honor,
Et pris et los et l'amour de s'amie.

Ради Него я иду, вздыхая, в Сирию,
Ведь я не должен изменить Создателю.
Кто изменит Ему в этой нужде -
Знайте, что он изменит и в большей нужде.
Пусть знают великие и малые,
Что есть место для рыцарских подвигов,
Где завоевывают себе рай и честь,
И хвалу и любовь возлюбленной.

     

Dieus est assis en son saint hiretage;
Or i parra se cil le secourront
Cui il jeta de la prison ombrage,
Quant il fu mors en la crois que Turc ont.
Sachiez cil sont trop honi qui n'iront,
S'il n'ont poverte u vieillece ou malage;
Et cil qui sain et joene et riche sunt
Ne pueent pas demorer sans hontage.

Бог осажден в своей святой крепости;
Теперь увидим, как Ему помогут те,
Кого он освободил из темного заточенья,
Когда Он умер на кресте, которым владеют турки.
Знайте, что будут опозорены те, кто не пойдет,
Если они только не бедны, стары или больны;
А те, кто здоровы, молоды и богаты,
Не могут остаться дома, не будучи опозоренными.

 

 
Tous li clergiez et li home d'aage
Qui en ausmone et en bienfaiz manront,
Partiront tot a cest pelerinage,
Et les dames qui chastement vivront,
Se loiaute font a ceus qui i vont;
Et s'eles font, par mal conseill, folage,
As lasches genz et mauvais le feront,
Quar tuit li bon iront en cest voiage.
 

Все церковники и старики,
Которые будут продолжать проповедовать и совершать Благодеяния, отправятся все в это паломничество,
А дамы, которые целомудренно живут,
Будут верны тем, кто отправляется;
А если они будут, следуя плохому совету, ветренны,
Они изменят с трусами и негодяями,
Так как все добрые люди будут в походе.

   
Qui ci ne veut avoir vie anuieuse,
Si voist pour Dieu morir liez et joieus,
Que cele mors est douce et savereuse
Dont on conquiert le regne precieus,
Ne ja de mort nen i morra uns seus,
Ainz naisteront en vie glorieuse.
Et saicies bien, ki ne fust amereus,
Mout fust la voie et boine et deliteuse.

Кто не хочет жить скучной жизнью,
Пусть идет умирать за Бога радостно и счастливо,
Ведь эта смерть сладка и приятна,
Через нее попадают в драгоценное царство,
Ни один не умрет,
Но родится в счастливой жизни.
Знайте же: если бы не были влюбленны,
То путешествие было бы хорошо и приятно.

 

 

 

Dieus! tant avom este preu par huiseuse!
Or i parra qui a certes iert preus.
S'irom vengier la honte dolereuse
Dont chascuns doit estre iriez et honteus
Car a no tanz est perdus li sains lieus
U Dieu soufri pour nous mort angoiseuse.
S'or i laissom nos anemis morteus,
A touz jours mais iert no vie honteuse.

Боже! Мы так давно живем в бесполезной отваге!
Теперь увидим, кто истинно храбр.
Мы пойдем отомстить за горький стыд,
Из-за которого каждый чувствовать гнев и позор,
Ведь в наши дни потеряно святые места,
Где Бог страдал ради нас страшной смертью.
Если мы оставим его нашим смертельным врагам,
Навсегда будет опозорена наша жизнь.



Mout me semon Amors ke je m'envoise,
Quant je plus doi de chanter estre cois;
Mais j'ai plus grant talent ke je me coise,
Por cou s'ai mis mon chanter en defois;
Ke mon langaige ont blasme li Francois
Et mes cancons, oiant les Champenois
Et la Contesse encoir, dont plus me poise.

 

Любовь приглашает меня к веселью,
Когда мне надо скорее оставаться молчаливым;
Но я предпочитаю о многом умолчать:
Так что я отказался от песен,
Раз французы не одобрили мой язык
И мои песни, перед шампанцами
И Графиней также, вот что мне горше всего.

 

 

La Roine n'a pas fait ke cortoise,
Ki me reprist, ele et ses fieus, li Rois.
Encoir ne soit ma parole francoise,
Si la puet on bien entendre en francois;
Ni chil ne sont bien apris ne cortois,
S'il m'ont repris se j'ai dit mos d'Artois,
Car je ne fui pas norris a Pontoise.

Королева не показала себя учтивой,
Упрекнув меня, она и ее сын, Король.
Даже если я не говорю по-французски,
Меня все же можно понимать по-французски,
Эти люди плохо воспитанны, неучтивы,
Если не одобрили меня из-за моего говора из Артуа:
Меня же вырастили не в Понтуаз.

 

 

 

Dieus! ke ferai? Dirai li mon coraige?
Li irai je dont s'amor demander?
Oil, par Dieu! Car tel sont li usaige
C'on n'i puet mais sans demant rien trover;
Et se jo sui outraigeus del trover,
Se n'en doit pas ma Dame a moi irer,
Mais vers Amors, ki me font dire outraige.

Боже! Что делать? Сказать ли ей глубины моего сердца?
Пойти ли просить ее любви?
Да, ради Бога! таковы обычаи:
Нельзя ничего получить, не попросив,
А если я слишком дерзок в просьбе,
Моя дама должна гневаться не на меня,
Но на Любовь, заставляющую меня переходить границы.