<<< Английская литература <<< Шекспир <<< Много шума из ничего

Акт 2 Сцена 3

ACT I. Scene I.
An orchard before Leonato's house.

Enter Leonato (Governor of Messina),
Hero (his Daughter), and Beatrice (his Niece),
with a Messenger.

 

АКТ I СЦЕНА 1
Перед домом Леонато.

Входят Леонато,
Геро, Беатриче
и гонец.

 

 

Leon.
I learn in this letter that
Don Pedro of Arragon
comes this night to Messina.
Mess.
He is very near by this.
He was not three leagues off
when I left him.
Leon.
How many gentlemen
have you lost in this action?
Mess.
But few of any sort, and none of name.
Leon.
A victory is twice itself when the achiever
brings home full numbers. I find here
that Don Pedro hath bestowed much honour
on a young Florentine
called Claudio.
Mess.
Much deserv'd on his part,
and equally rememb'red by Don Pedro.
He hath borne himself beyond the promise
of his age, doing in the figure of a lamb
the feats of a lion.
He hath indeed better bett'red expectation
than you must expect
of me to tell you how.
Leon.
He hath an uncle here in Messina
will be very much glad of it.
Mess.
I have already delivered him letters,
and there appears much joy in him;
even so much that joy could not show itself
modest enough without a badge of bitterness.
Leon.
Did he break out into tears?
Mess.
In great measure.
Leon.
A kind overflow of kindness.
There are no faces truer than
those that are so wash'd.
How much better is it to weep at joy
than to joy at weeping!
Beat.
I pray you, is Signior Mountanto return'd
from the wars or no?
Mess.
I know none of that name, lady.
There was none such in the army of any sort.
Leon.
What is he that you ask for, niece?

Леонато
Я вижу из этого письма, что
герцог Арагонский
прибудет сегодня вечером к нам в Мессину.
Гонец
Сейчас он уже близко:
я его оставил
мили за три отсюда.
Леонато
Сколько же дворян
потеряли вы в этом сражении?
Гонец
Очень немного; а из знатных - никого.
Леонато
Победа - двойная, когда победители
возвращаются без потерь. В письме
сообщается, что дон Педро весьма
отличил молодого флорентийца
по имени Клавдио.
Гонец
Он вполне заслужил это,
и дон Педро, упомянув о нем, лишь воздал ему
должное: синьор Клавдио превзошел все,
что можно было ожидать от него в его возрасте:
он дрался как лев во образе агнца.
Словом, он превысил все надежды
настолько, что это превышает
мое уменье рассказывать.
Леонато
В Мессине у него есть дядя,
которого эти вести очень порадуют.
Гонец
Я уже вручил ему письма:
он очень обрадовался им - до такой степени,
что радость из стыдливости
прибегла к наружным признакам горести.
Леонато
Он заплакал?
Гонец
Неудержимо.
Леонато
Сердечный избыток сердечности!
Что может быть правдивее лица,
омытого подобными слезами?
Насколько лучше плакать от радости,
чем радоваться слезам!
Беатриче
А скажите, пожалуйста, синьор Фехтовальщик
вернулся с войны или нет?
Гонец
Я такого имени не слыхал, синьора.
В нашем войске такого человека не было.
Леонато
О ком это ты спрашиваешь, племянница?

Hero.
My cousin means Signior
Benedick of Padua.
Mess.
O, he's return'd, and as pleasant as ever he was.
Beat.
He set up his bills here in Messina
and challeng'd Cupid at the flight,
and my uncle's fool,
reading the challenge,
subscrib'd for Cupid
and challeng'd him at the burbolt.
I pray you, how many
hath he kill'd and eaten in these wars?
But how many hath he kill'd?
For indeed I promised to eat all of his killing.
Leon.
Faith, niece, you tax
Signior Benedick too much;
but he'll be meet with you, I doubt it not.
Mess.
He hath done good service, lady, in these wars.
Beat.
You had musty victual,
and he hath holp to eat it.
He is a very valiant trencherman;
he hath an excellent stomach.
Mess.
And a good soldier too, lady.
Beat.
And a good soldier to a lady;
but what is he to a lord?
Mess.
A lord to a lord, a man to a man;
stuff'd with all honourable virtues.
Beat.
It is so indeed. He is no less than a stuff'd man;
but for the stuffing
--well, we are all mortal.
Leon.
You must not, sir,
mistake my niece.
There is a kind of merry war betwixt
Signior Benedick and her. They never meet
but there's a skirmish of wit between them.
Beat.
Alas, he gets nothing by that!
In our last conflict
four of his five wits went halting off,
and now is the whole man govern'd with one;
so that if he have wit enough
to keep himself warm, let him bear it
for a difference between himself and his horse;
for it is all the wealth that he hath left
to be known a reasonable creature.
Who is his companion now?
He hath every month a new sworn brother.
Mess.
Is't possible?

 

Геро
Кузина имела в виду синьора
Бенедикта из Падуи.
Гонец
А, он вернулся; и такой же весельчак, как всегда.
Беатриче
Он по всей Мессине развесил объявления
вызывая Купидона на состязание
в стрельбе острыми стрелами,
а дядюшкин шут прочел вызов,
расписался за Купидона
предложил состязаться тупыми стрелами.
Скажите, пожалуйста, много людей он
на этой войне убил и съел?
То есть много ли он убил? Потому что
съесть всех, кого он убьет, обещала я.
Леонато
Право, племянница, ты слишком
нападаешь на синьора Бенедикта;
но я не сомневаюсь, что он поладит тобой.
Гонец
Он очень отличился на войне, сударыня.
Беатриче
Верно, у вас был залежалый провиант,
он помог вам с ним управиться?
Он доблестный обжора,
желудок у него превосходный.
Гонец
Он превосходный воин, сударыня.
Беатриче
Да, когда с дамами;
а каков-то он с кавалерами?
Гонец
С кавалером он - кавалер, а с воином - воин:
он полон всяких достоинств.
Беатриче
Прямо-таки начинен ими, как пирог;
но что до качества начинки...
все мы - люди смертные.
Леонато
Не принимайте, сударь мой,
всерьез выходок моей племянницы.
Между нею и синьором Бенедиктом
идет шуточная война: стоит им только сойтись,
как сейчас же начинается перестрелка остротами.
Беатриче
Увы, он никогда не остается в выигрыше
В нашей последней стычке четыре
из его пяти умственных способностей получили тяжелое увечье, и теперь им управлявляет одна-единственная; если у него хоть малая толика ума осталась - так хватит разве на то,
чтобы отличить его от его лошади.
Это единственное, что дает ему право
называться paзумным существом.
А кто теперь его приятель?
У него ведь каждый месяц новый названый братец.
Гонец
Возможно ли?

Beat.
Very easily possible. He wears his faith
but as the fashion of his hat;
it ever changes with the next block.
Mess.
I see, lady, the gentleman
is not in your books.
Beat.
No. An he were, I would burn my study.
But I pray you, who is his companion?
Is there no young squarer now
that will make a voyage with him
to the devil?
Mess.
He is most in the company
of the right noble Claudio.
Beat.
O Lord, he will hang upon him like a disease!
He is sooner caught than the pestilence,
and the taker runs presently mad.
God help the noble Claudio!
If he have caught the Benedick,
it will cost him a thousand pound ere 'a be cured.
Mess.
I will hold friends with you, lady.
Beat.
Do, good friend.
Leon.
You will never run mad,
niece.
Beat.
No, not till a hot January.
Mess.
Don Pedro is approach'd.

Enter Don Pedro, Claudio, Benedick,
Balthasar, and John the Bastard.

Беатриче
Очень даже возможно; его верность -
все равно что фасон его шляп:
меняется с каждой новой болванкой
Гонец
Я вижу, сударыня, что этот кавалер
не записан вас в книге почета.
Беатриче
Нет! Будь это так, я сожгла бы всю мою библиотеку.
Но все-таки - кто же его приятель?
Неужели не какого-нибудь молодого шалопая,
который готов с ним вместе отправиться
хоть к самому черту?
Гонец
Он чаще всего бывает в обществе
благородного Клавдио.
Беатриче
О господи! Он пристанет к нему, как болезнь:
он прилипчивее чумы, а кто им заразится,
тот непременно сойдет с ума.
Помоги, создатель, благородному Клавдио!
Если он заразился Бенедиктом,
леченье обойдется ему в тысячу фунтов.
Гонец
Разрешите мне быть вашим другом, синьора.
Беатриче
Сделайте одолжение, милый друг.
Леонато
Ну, племянница, тебе-то уж не грозит
опасность сойти с ума.
Беатриче
Разве что в январе жара хватит.
Гонец
Идет дон Педро.

Входят дон Педро, дон Хуан, Клавдио, Бенедикт
и Бальтазар.

Pedro.
Good Signior Leonato,
are you come to meet your trouble?
The fashion of the world
is to avoid cost, and you encounter it.
Leon.
Never came trouble to my house
in the likeness of your Grace;
for trouble being gone,
comfort should remain;
but when you depart from me,
sorrow abides and happiness takes his leave.
Pedro.
You embrace your charge too willingly.
I think this is your daughter.
Leon.
Her mother hath many times told me so.
Bene.
Were you in doubt, sir, that you ask'd her?
Leon.
Signior Benedick, no;
for then were you a child.
Pedro.
You have it full, Benedick. We may guess by this
what you are, being a man.
Truly the lady fathers herself.
Be happy, lady;
for you are like an honourable father.
Bene.
If Signior Leonato be her father,
she would not have his head
on her shoulders for all Messina,
as like him as she is.
Beat.
I wonder that you will
still be talking,
Signior Benedick.Nobody marks you.
Bene.
What, my dear Lady Disdain! are you yet living?
Beat.
Is it possible Disdain should die
while she hath such meet food to feed it
as Signior Benedick?
Courtesy itself must convert
to disdain if you come in her presence.
Bene.
Then is courtesy a turncoat.
But it is certain I am loved of all ladies,
only you excepted;
and I would I could find
in my heart that I had not a hard heart,
for truly I love none.
Beat.
A dear happiness to women!
They would else have been troubled
with a pernicious suitor.
I thank God and my cold blood,
I am of your humour for that.
I had rather hear
my dog bark at a crow
than a man swear he loves me.
Bene.
God keep your ladyship still in that mind!
So some gentleman or other shall scape
a predestinate scratch'd face.
Beat.
Scratching could not make it worse
an 'twere such a face as yours were.
Bene.
Well, you are a rare parrot-teacher.

Дон Педро
Добрейший синьор Леонато,
вы сами причиняете себе беспокойство.
Другие стараются избежать лишних расходов,
а вы сами напрашиваетесь на них.
Леонато
Беспокойство никогда не является в мой дом
в лице вашего высочества.
Ведь когда беспокойство исчезает -
остается облегчение, а когда вы от меня
уезжаете - остается огорчение,
а счастье говорит: "прости".
Дон Педро
Вы слишком охотно берете на себя заботы. -
Это, вероятно, ваша дочь?
Леонато
По крайней мере ее мать не раз мне это говорила.
Бенедикт
А вы разве сомневались в этом, что спрашивали ее?
Леонато
Нет, синьор Бенедикт, потому что вы тогда
были еще ребенком.
Дон Педро
Получайте, Бенедикт. Теперь ясно,
чем вы стали, когда сделались
мужчиной. - Но, право, ее лицо ясно говорит,
кто ее отец. (К Геро.) Будьте счастливы, сударыня;
вы походите лицом на достойнейшего человека.
Бенедикт
Хотя синьор Леонато и отец ей, однако я уверен,
что она за всю Мессину не согласилась бы
иметь его голову на своих плечах,
- как ни велико между ними сходство.
Беатриче
Удивляюсь, как это вам охота
все время болтать, синьор Бенедикт,
когда на вас никто не обращает внимания.
Бенедикт
Как, милейшая Шпилька, вы еще живы?
Беатриче
Может ли Шпилька умереть,
когда у нее есть такой удобный предмет
для уколов, как синьор Бенедикт?
Сама Любезность должна превратиться в Шпильку
в вашем присутствии.
Бенедикт
Тогда Любезность станет оборотнем.
Но одно верно: в меня влюблены все
дамы, за исключением вас одной.
А я, хоть и от всего сердца хотел бы,
чтобы мое сердце не было таким жестоким,
ни одной из них не люблю.
Беатриче
Какое счастье для женщин!
Иначе им пришлось бы терпеть
убийственного поклонника.
Благодарю бога и мою холодную кровь за то,
что в этом я похожа на вас:
для меня приятнее слушать,
как моя собака лает на ворон, чем как
мужчина клянется мне в любви.
Бенедикт
Да укрепит небо вашу милость
в подобных чувствах! Это избавит немало
синьоров от царапин на физиономии.
Беатриче
Если физиономия вроде вашей,
так от царапин хуже не станет.
Бенедикт
Ну, вам бы только попугаев обучать.

Beat.
A bird of my tongue is better
than a beast of yours.
Bene.
I would my horse had the speed of your tongue,
and so good a continuer. But keep your way,
a God's name! I have done.
Beat.
You always end with a jade's trick.
I know you of old.
Pedro.
That is the sum of all, Leonato.
Signior Claudio and Signior
Benedick, my dear friend Leonato
hath invited you all.
I tell him we shall stay here
at the least a month,
and he heartly prays some occasion
may detain us longer.
I dare swear he is
no hypocrite, but prays from his heart.
Leon.
If you swear, my lord,
you shall not be forsworn.
[To Don John]
Let me bid you welcome, my lord.
Being reconciled to the Prince your brother,
I owe you all duty.
John.
I thank you. I am not of many words,
but I thank you.
Leon.
Please it your Grace lead on?
Pedro.
Your hand, Leonato. We will go together.
Exeunt. Manent Benedick and Claudio.
Claud.
Benedick, didst thou note
the daughter of Signior Leonato?
Bene.
I noted her not, but I look'd on her.
Claud.
Is she not a modest young lady?
Bene.
Do you question me, as an honest man should do,
for my simple true judgment?
or would you have me speak
after my custom,
as being a professed tyrant to their sex?
Claud.
No. I pray thee speak in sober judgment.
Bene.
Why, i' faith, methinks
she's too low for a high praise,
too brown for a fair praise, and too little
for a great praise.
Only this commendation I can afford her,
that were she other than she is,
she were unhandsome, and being no other
but as she is, I do not like her.
Claud.
Thou thinkest I am in sport.
I pray thee tell me truly
how thou lik'st her.
Bene.
Would you buy her,
that you enquire after her?

 

Беатриче
Птица моей выучки будет лучше,
чем животное, похожее на вас.
Бенедикт
Хотел бы я, чтобы моя лошадь равнялась
быстротой и неутомимостью с вашим язычком. Впрочем, продолжайте с богом; я кончил.
Беатриче
Вы всегда кончаете лошадиной остротой.
Я это давно знаю.
Дон Педро
Отлично, Леонато.
- Синьор Клавдио и синьор Бенедикт,
мой дорогой друг Леонато
приглашает нас всех к себе.
Я ему сказал, что мы пробудем здесь
по меньшей мере месяц,
но он выражает сердечное желание,
чтобы какая-нибудь случайность задержала нас еще дольше. И я готов поклясться, что это не
притворство, а чистая правда.
Леонато
Если вы в этом поклянетесь, ваше высочество,
то не рискуете оказаться клятвопреступником.
(Дону Хуану.)
Позвольте мне приветствовать и вас, ваша
светлость. Раз вы примирились с вашим братом, я весь к вашим услугам.
Дон Хуан
Благодарю. Я не люблю лишних слов,
но... Благодарю.
Леонато
Не угодно ли вашему высочеству пройти вперед?
Дон Педро
Вашу руку, Леонато: войдемте вместе.
Все, кроме Бенедикта и Клавдио, уходят.
Клавдио
Бенедикт, заметил ты
дочь синьора Леонато?
Бенедикт
Заметить не заметил, но видел ее.
Клавдио
Какая скромная молодая девушка!
Бенедикт
Как вы спрашиваете меня: как честный человек - только затем, чтобы узнать мое искреннее мнение, или хотите, чтобы я ответил вам,
по своему обыкновению,
как признанный враг женского пола?
Клавдио
Нет. Прошу тебя, отвечай просто и прямо.
Бенедикт
Что ж, по-моему, для большой похвалы
она слишком мала;
для высокой - слишком низка ростом;
для ясной - слишком смугла.
Одно могу сказать в ее пользу:
будь она иной,
она была бы нехороша;
а такая, как есть, она мне не нравится.
Клавдио
Ты думаешь, что я шучу?
Нет, я прошу тебя сказать искренне,
как она тебе нравится.
Бенедикт
Да что ты, купить ее, что ли, хочешь,
что так о ней расспрашиваешь?

Claud.
Can the world
buy such a jewel?
Bene.
Yea, and a case to put it into.
But speak you this
with a sad brow?
or do you play the flouting Jack,
to tell us Cupid
is a good hare-finder
and Vulcan a rare carpenter? Come,
in what key
shall a man take you to go in the song?
Claud.
In mine eye she is the sweetest lady
that ever I look'd on.
Bene.
I can see yet without spectacles,
and I see no such matter.
There's her cousin, an she were not possess'd
with a fury,exceeds her as much in beauty
as the first of May doth the last of December.
But I hope you have no intent to turn husband,
have you?
Claud.
I would scarce trust myself,
though I had sworn the contrary,
if Hero would be my wife.
Bene.
Is't come to this?
In faith, hath not the world
one man but he will
wear his cap
with suspicion?
Shall I never see a bachelor of threescore again?
Go to, i' faith!
An thou wilt needs
thrust thy neck into a yoke,
wear the print of it and sigh away Sundays.

Enter Don Pedro.

Look! Don Pedro is returned
to seek you.
Pedro.
What secret hath held you here,
that you followed not to Leonato's?
Bene.
I would your Grace
would constrain me to tell.
Pedro.
I charge thee
on thy allegiance.
Bene.
You hear, Count Claudio.
I can be secret as a dumb man,
I would have you think so;
but, on my allegiance--
mark you this-on my allegiance!
he is in love. With who?
Now that is your Grace's part.
Mark how short his answer is:
With Hero, Leonato's short daughter.
Claud.
If this were so, so were it utt'red.
Bene.
Like the old tale, my lord:
'It is not so, nor 'twas not so;
but indeed, God forbid it should be so!'
Claud.
If my passion change not shortly,
God forbid it should be otherwise.
Pedro.
Amen, if you love her;
for the lady is very well worthy.
Claud.
You speak this to fetch me in,
my lord.
Pedro.
By my troth, I speak my thought.
Claud.
And, in faith, my lord, I spoke mine.
Bene.
And, by my two faiths and troths,
my lord, I spoke mine.
Claud.
That I love her, I feel.
Pedro.
That she is worthy, I know.
Bene.
That I neither feel how she should be loved,
nor know how she should be worthy,
is the opinion that fire cannot melt out of me.
I will die in it at the stake.
Pedro.
Thou wast ever an obstinate heretic
in the despite of beauty.
Claud.
And never could maintain his part
but in the force of his will.

Клавдио
Разве может кто-нибудь в мире
купить такую драгоценность?
Бенедикт
О да, и даже найти футляр,
чтобы уложить ее. Но что это ты
- серьезно говоришь или так,
играешь в остроумие, вроде болтунов,
утверждающих, что Купидон -
хороший охотник на зайцев, а Вулкан
- отличный плотник? Скажи,
в каком ключе надо тебе подпевать,
чтобы попасть в тон твоей песне?
Клавдио
На мой взгляд, это прелестнейшая девушка,
какую я когда-либо видел.
Бенедикт
Я могу еще обходиться без очков,
однако ничего такого не вижу.
Вот ее сестра - не вселись в нее бес -
была бы лучше ее настолько,
насколько первые дни мая лучше конца декабря.
Но, я надеюсь, тебе не захотелось
обратиться в женатого человека? Или захотелось?
Клавдио
Я не поверил бы самому себе,
если бы поклялся в противном, согласись
только Геро стать моей женой
Бенедикт
Вот до чего дело дошло!
Да неужели же во всем мире нет
ни одного человека, который бы желал
носить на голове шапку,
не вызывая подозрений?
Неужели так мне никогда и не видать
шестидесятилетнего холостяка? Ну что ж,
валяй! Раз ты непременно хочешь носить ярмо,
подставляй шею и вздыхай
напролет все воскресные дни.

Входит дон Педро.

- Смотри, дон Педро идет сюда:
должно быть, он ищет нас.
Дон Педро
Какие это секреты задержали вас здесь,
помешав последовать за Леонато?
Бенедикт
Я бы хотел, чтобы ваше высочество
принудили меня открыть вам все.
Дон Педро
Повелеваю тебе именем
твоей присяги на верность.
Бенедикт
Ты слышишь, граф Клавдио?
Я умею хранить тайны, как немой,
- ты в этом не должен сомневаться.
Но именем моей присяги на верность
- слышишь, присяги на верность!
- он влюблен! "В кого?"
(Это спрашивает ваше высочество.)
Заметьте, до чего быстр его ответ:
"В маленькую Геро, дочь Леонато".
Клавдио
Если это действительно так, ответ правильный.
Бенедикт
Как в старой сказке, ваше высочество:
"Это не так, и не было так, и дай
боже, чтобы этого не было".
Клавдио
Если страсть моя внезапно не исчезнет,
дай боже, чтобы так оно и было.
Дон Педро
Аминь, если вы любите ее;
она вполне достойна любви.
Клавдио
Вы это говорите, чтобы меня поймать,
ваше высочество?
Дон Педро
Клянусь честью, я искренне высказал свои мысли.
Клавдио
И я, клянусь истиной, высказал свои.
Бенедикт
А я клянусь и честью и истиной,
что высказал свои.
Клавдио
Что я люблю ее - я это чувствую.
Дон Педро
Что она достойна любви - я это знаю.
Бенедикт
А вот я так не чувствую, как ее можно любить,
и не знаю, достойна ли она любви.
Таково мое мнение, и его из меня огнем не выжечь:
готов за него на костре умереть.
Дон Педро
Ты всегда был закоренелым еретиком
в отношении прекрасного пола.
Клавдио
И он всегда выдерживал эту роль
только благодаря силе воли.

Bene.
That a woman conceived me, I thank her;
that she brought me up,
I likewise give her
most humble thanks;
but that I will have
a rechate winded in my forehead,
or hang my bugle in an invisible baldrick,
all women shall pardon me.
Because I will not do them the wrong
to mistrust any,
I will do myself the right to trust none;
and the fine is
(for the which I may go the finer),
I will live a bachelor.
Pedro.
I shall see thee, ere I die,
look pale with love.
Bene.
With anger, with sickness, or with hunger,
my lord; not with love.
Prove that ever I lose
more blood with love
than I will get again with drinking,
pick out mine eyes
with a ballad-maker's pen
and hang me up
at the door of a brothel house
for the sign of blind Cupid.
Pedro.
Well, if ever thou dost fall
from this faith,
thou wilt prove a notable argument.
Bene.
If I do, hang me in a bottle
like a cat and shoot at me;
and he that hits me,
let him be clapp'd
on the shoulder and call'd Adam.
Pedro.
Well, as time shall try.
'In time the savage bull doth bear the yoke.'
Bene.
The savage bull may; but if ever
the sensible Benedick bear it,
pluck off the bull's horns
and set them in my forehead,
and let me be vilely painted,
and in such great letters as they write
'Here is good horse to hire,'
let them signify under my sign
'Here you may see Benedick the married man.'
Claud.
If this should ever happen,
thou wouldst be horn-mad.
Pedro.
Nay, if Cupid have not spent
all his quiver in Venice,
thou wilt quake for this shortly.

Бенедикт
Я очень благодарен женщине
- за то, что она меня родила,
и за то, что меня выкормила,
тоже нижайше благодарю;
но чтобы у меня на лбу играла
роговая музыка или чтобы привесить
мне рожок на невидимый ремешок, - нет,
тут уж пусть женщины меня извинят.
Я не желаю оскорбить своим недоверием
какую-нибудь одну из них
и потому не верю ни одной.
Окончательный вывод тот,
что меня не проведешь,
и я до конца жизни останусь холостяком.
Дон Педро
Прежде, чем умру, я еще увижу
тебя побледневшим от любви.
Бенедикт
От злости, от болезни или от голода,
ваше высочество, но уж никак не от
любви. Если я начну
бледнеть от любви,
вместо того чтобы краснеть от вина, -
позволяю вам выколоть мне глаза
пером плохого стихоплета
и повесить меня вместо вывески
над входом в публичный дом
в качестве слепого Купидона.
Дон Педро
Ну, если ты когда-нибудь отречешься
от своих слов, ты будешь славной
мишенью для насмешек.
Бенедикт
Если отрекусь, повесьте меня, как кошку,
в кувшине и стреляйте в меня.
И кто в меня попадет,
того можете хлопнуть по плечу
и назвать Адамом Беллом.
Клавдио
Время покажет! Говорят ведь:
"И дикий бык свыкается с ярмом!"
Бенедикт
Дикий бык - может быть;
но если благоразумный Бенедикт
влезет в ярмо - спилите у быка рога
и нацепите мне их на голову,
потом размалюйте меня и
подпишите под портретом огромными буквами,
как пишут: "Здесь сдается внаем
хорошая лошадь",
- "Здесь показывают женатого Бенедикта".
Клавдио
Если это случится,
ты, пожалуй, станешь бодаться.
Дон Педро
Нет. Если только Купидон не растратил
в Венеции всех своих стрел,
не миновать тебе этого потрясения.

Bene.
I look for an earthquake too then.
Pedro.
Well, you will temporize with the hours.
In the meantime, good Signior Benedick,
repair to Leonato's,
commend me to him
and tell him I will not fail him at supper;
for indeed he hath made great preparation.
Bene.
I have almost matter enough in me
for such an embassage; and so I commit you--
Claud.
To the tuition of God. From my house
--if I had it--
Pedro.
The sixth of July.
Your loving friend, Benedick.
Bene.
Nay, mock not, mock not.
The body of your discourse is sometime
guarded with fragments, and the guards are
but slightly basted on neither.
Ere you flout old ends any further, examine
your conscience. And so I leave you.
Exit.

Claud.
My liege, your Highness now may do me good.
Pedro.
My love is thine to teach. Teach it but how,
And thou shalt see how apt it is to learn
Any hard lesson that may do thee good.
Claud.
Hath Leonato any son, my lord?
Pedro.
No child but Hero; she's his only heir.
Dost thou affect her, Claudio?
Claud.
O my lord,
When you went onward on this ended action,
I look'd upon her with a soldier's eye,
That lik'd, but had a rougher task in hand
Than to drive liking to the name of love;
But now I am return'd and that war-thoughts
Have left their places vacant, in their rooms
Come thronging soft and delicate desires,
All prompting me how fair young Hero is,
Saying I lik'd her ere I went to wars.
Pedro.
Thou wilt be like a lover presently
And tire the hearer with a book of words.
If thou dost love fair Hero, cherish it,
And I will break with her and with her father,
And thou shalt have her. Wast not to this end
That thou began'st to twist so fine a story?
Claud.
How sweetly you do minister to love,
That know love's grief by his complexion!
But lest my liking might too sudden seem,
I would have salv'd it with a longer treatise.
Pedro.
What need the bridge much broader than the flood?
The fairest grant is the necessity.
Look, what will serve is fit. 'Tis once, thou lovest,
And I will fit thee with the remedy.
I know we shall have revelling to-night.
I will assume thy part in some disguise
And tell fair Hero I am Claudio,
And in her bosom I'll unclasp my heart
And take her hearing prisoner with the force
And strong encounter of my amorous tale.
Then after to her father will I break,
And the conclusion is, she shall be thine.
In practice let us put it presently. Exeunt.

 

Бенедикт
Скорее землетрясение случится.
Дон Педро
Время покажет.
А пока что, любезнейший синьор Бенедикт, отправляйтесь к Леонато,
передайте ему мой привет
и скажите, что я не премину прийти к нему
на ужин. Он затеял большие приготовления...
Бенедикт
Вот такое поручение особенно охотно исполню.
"А засим вручаю вас..."
Клавдио
"...милости божией. Писано в моем доме,
если бы он был у меня..."
Дон Педро
"...июля шестого дня.
Ваш любящий друг Бенедикт".
Бенедикт
Нечего смеяться, нечего смеяться.
Красноречие ваше заштопано
лохмотьями, да и те
плохо держатся на нем.
Вы бы посовестились пускать в ход
старые остроты. На этом я вас оставляю.
(Уходит.)
Клавдио
Я вас прошу помочь мне, государь.
Дон Педро
Моя любовь помочь тебе готова.
Но как? Скажи - и выучит она
Урок труднейший, чтоб тебе помочь.
Клавдио
Есть сын у Леонато, государь?
Дон Педро
Наследница и дочь одна лишь - Геро.
Ее ты любишь?
Клавдио
О мой государь,
Когда мы шли в поход, что ныне кончен,
Я любовался ею как солдат,
Которому суровый долг мешает
Дать нежной склонности расцвесть в любовь.
Но я вернулся - бранные заботы
Меня покинули; на место их
Стеклись толпою сладкие желанья
И шепчут мне: прекрасна Геро,
Что до войны была уж мне мила.
Дон Педро
Теперь всех слушателей, как влюбленный,
Потоком слов ты станешь донимать!
Ты любишь Геро - ну так и люби.
С ее отцом и с ней поговорю я:
Она твоею будет. Не затем ли
Ты стал плести искусный свой рассказ?
Клавдио
Как нежно вы врачуете любовь,
По бледности поняв ее страданья
Чтоб вы ее внезапной не сочли,
Хотел помочь я делу длинной речью.
Дон Педро
Зачем же шире речки строить мост?
Подарок лучший - то, в чем есть потребность.
Смотри, как это просто: ты влюблен,
А я тебе лекарство предоставлю.
Сегодня ночью будет маскарад.
Я за тебя могу сойти под маской,
Скажу прекрасной Геро, что я Клавдио,
От сердца к сердцу все открою ей,
И слух ее я силой в плен возьму
И пылким приступом влюбленной речи.
Затем с ее отцом я потолкую,
И в заключение - она твоя.
Давай скорее примемся за дело. Уходят.

 

 

Scene II.
A room in Leonato's house.

Enter [at one door] Leonato and
[at another door, Antonio] an old man,
brother to Leonato.

СЦЕНА 2
Комната в доме Леонато.

Входят с разных сторон Леонато и Антонио.

 

 

 

Leon.
How now, brother?
Where is my cousin your son?
Hath he provided this music?
Ant.
He is very busy about it.
But, brother, I can tell you
strange news that you yet dreamt not of.
Leon.
Are they good?
Ant.
As the event stamps them;
but they have a good cover, they show well outward.
The Prince and Count Claudio,
walking in a thick-pleached alley in mine orchard,
were thus much overheard by a man of mine:
the Prince discovered to Claudio that he loved
my niece your daughter and meant to acknowledge it
this night in a dance, and if he found her accordant,
he meant to take the present time by the top
and instantly break with you of it.

Леонато
Ну что, братец?
Где же мой племянник,
где твой сын? Позаботился он о музыке?
Антонио
Хлопочет изо всех сил.
Но послушай-ка, братец; я сейчас расскажу тебе
такие новости, что тебе и во сне не снились.
Леонато
А хорошие это новости?
Антонио
Смотря по тому, как развернутся события;
но на первый взгляд неплохие, я бы сказал даже -
очень хорошие. Принц и граф Клавдио
прогуливались в густой аллее у меня в саду,
и один из моих слуг подслушал их разговор.
Принц признавался Клавдио, что он влюблен
в мою племянницу, твою дочь, и намерен
открыться ей нынче вечером, во время танцев;
и если получит ее согласие, то времени терять
не станет, а сейчас же переговорит с тобой.

Leon.
Hath the fellow any wit that told you this?

Ant.
A good sharp fellow. I will send for him,
and question him yourself.
Leon.
No, no. We will hold it as a dream
till it appear itself; but I will acquaint my daughter withal,
that she may be the better prepared for an answer,
if peradventure this be true.
Go you and tell her of it. [Exit Antonio.]

[Enter Antonio's Son with a Musician, and others.]

Леонато
А у него есть царь в голове?
У того, кто это тебе говорил?
Антонио
Это малый смышленый; я пошлю за ним -
расспроси его сам.
Леонато
Нет-нет. Будем считать это сном,
пока все не сбудется в действительности.
Но дочь мою надо предупредить - на случай,
если это окажется правдой.
Ступай, расскажи ей это. Входят слуги.

[To the Son] Cousin, you know what you have to do.
--[To the Musician] O, I cry you mercy, friend.
Go you with me, and I will use your skill.--
Good cousin,
have a care this busy time. Exeunt.

 

Вы, голубчики, знаете, что вам надо делать.
(К Антонио.) Эй, дружок, сделай милость,
пойдем со мной. Придется тебе проявить
всю свою сноровку. Уж постарайся, голубчик,
помоги мне в хлопотах. Уходят.

 

 

Scene III.
Another room in Leonato's house.]

Enter Sir John the Bastard and Conrade,
his companion.

СЦЕНА 3
Там же.

Входят дон Хуан и Конрад.

Con.
What the goodyear, my lord!
Why are you thus out of measure sad?
John.
There is no measure in the occasion that breeds; therefore the sadness is without limit.
Con.
You should hear reason.
John.
And when I have heard it,
what blessings brings it?
Con.
If not a present remedy,
at least a patient sufferance.

John.
I wonder that thou (being, as thou say'st
thou art, born under Saturn) goest about
to apply a moral medicine
to a mortifying mischief.
I cannot hide what I am:
I must be sad when I have cause,
and smile at no man's jests;
eat when I have stomach,
and wait for no man's leisure; sleep when I am drowsy, and tend on no man's business;
laugh when I am merry,
and claw no man in his humour.

 

Конрад
Что это значит, ваша светлость?
Почему вы так безмерно печальны?
Дон Хуан
Причина этому превыше всякой меры;
оттого и у моей печали нет границ.
Конрад
Вам бы следовало послушаться доводов рассудка.
Дон Хуан
Ну, а если я их послушаюсь,
какую пользу мне это принесет?
Конрад
Если это и не доставит вам быстрое облегчение,
то по крайней мере поможет терпеливо
переносить неприятности.
Дон Хуан
Странно! Ты сам говоришь, что родился
под знаком Сатурна, а вместе с тем пытаешься
предложить мне нравственные средства
против смертельного недуга. Я не умею
скрывать свои чувства: когда у меня есть
причина для печали, я должен быть печальным
и ни на чьи шутки не улыбаться; когда я голоден,
я должен есть и никого не дожидаться;
когда меня ко сну клонит, должен спать,
не заботясь ни о чьих делах; когда мне весело,
смеяться - и никогда не подделываться
под чье бы то ни было настроение.

Con.
Yea, but you must not make
the full show of this till you may do it
without controlment. You have of late stood out
against your brother, and he hath ta'en you newly
into his grace, where it is impossible
you should take true root but by the fair
weather that you make yourself. It is needful
that you frame the season for your own harvest.

Конрад
Да, но вам не следует выказывать
свой характер, пока вы не будете вполне
самостоятельны. Вы так недавно восставали
против вашего брата; сейчас он вернул вам
свою милость, но, чтобы вам утвердиться в ней,
уж вы сами должны позаботиться
о хорошей погоде. Сумейте
выбрать время для своей жатвы.

John.
I had rather be a canker in a hedge
than a rose in his grace,
and it better fits my blood
to be disdain'd of all than to fashion a carriage to rob
love from any. In this, though I cannot be said
to be a flattering honest man, it must not be denied
but I am a plain-dealing villain.
I am trusted with a muzzle and enfranchis'd
with a clog; therefore I have decreed
not to sing in my cage. If I had my mouth, I would bite;
if I had my liberty, I would do my liking.
In the meantime let me be that I am,
and seek not to alter me.

Дон Хуан
Я бы лучше хотел быть чертополохом
у забора, чем розой в саду его милости.
По моей натуре, мне приятнее терпеть
общее презрение, чем притворством красть
чью-нибудь любовь. Хоть и нельзя сказать,
что я льстиво добродетелен, никто не станет
отрицать, что я откровенный негодяй.
Мне доверяют, надев намордник, и дают свободу,
опутав ноги. Вот я и решил: не буду петь в клетке!
Снимите с меня намордник - я буду кусаться;
дайте мне свободу - я буду делать все, что хочу.
Пока что дай мне быть самим собой и
не старайся изменить меня.

Con.
Can you make
no use of your discontent?
John.
I make all use of it,
for I use it only.

Enter Borachio.

Who comes here? What news, Borachio?
Bora.
I came yonder from a great supper.
The Prince your brother is royally entertain'd
by Leonato, and I can give you intelligence
of an intended marriage.

 

Конрад
Неужели вы не можете извлечь
какой-нибудь пользы из вашего недовольства?
Дон Хуан
Я из него извлекаю всю пользу, какую могу,
потому что это все, что у меня есть! Кто это идет?

Входит Борачио.

Что нового, Борачио?
Борачио
Я только что с великолепного ужина.
Леонато по-царски принимает вашего
брата. Могу вам сообщить
o предстоящей свадьбе.

John.
Will it serve for any model to build mischief on?
What is he for a fool that betroths himself
to unquietness?
Bora.
Marry, it is your brother's right hand.
John.
Who? the most exquisite Claudio?
Bora.
Even he.
John.
A proper squire! And who? and who?
which way looks he?
Bora.
Marry, on Hero,
the daughter and heir of Leonato.
John.
A very forward March-chick!
How came you to this?

Дон Хуан
Нельзя ли из этого устроить какую-нибудь
каверзу? Какой дуралей хочет обручиться
с заботами?
Борачио
Представьте себе, правая рука вашего брата.
Дон Хуан
Кто? Очаровательный Клавдио?
Борачио
Он самый.
Дон Хуан
Прекраснейший кавалер. Но на ком же?
На ком? Кто прельстил его?
Борачио
Представьте себе, Геро -
дочь и наследница Леонато.
Дон Хуан
Быстро же он оперился!
Но как ты это узнал?

Bora.
Being entertain'd for a perfumer,
as I was smoking a musty
room, comes me the Prince and Claudio,
hand in hand in sad conference. I whipt me
behind the arras and there heard it agreed
upon that the Prince should woo Hero for himself,
and having obtain'd her,
give her to Count Claudio.
John.
Come, come, let us thither.
This may prove food to my
displeasure. That young start-up hath all the glory
of my overthrow. If I can cross him any way,
I bless myself every way.
You are both sure, and will assist me?
Con.
To the death, my lord.

Борачио
Мне приказали покурить в комнатах.
И вот, когда я зашел в одну непроветренную
комнату, вдруг вижу идут мне навстречу
принц и Клавдио под ручку и о чем-то
серьезно разговаривают. Я мигом юркнул
за занавеску и оттуда все слышал -
как они условились, что принц посватает Геро
и, получив ее согласие, вручит ее графу Клавдио.
Дон Хуан
Ого! Пойдем-ка туда. Пожалуй,
тут есть на чем сорвать мою досаду.
Этот юный выскочка - причин! моего падения,
и, если я хоть как-нибудь сумею
насолить ему я буду очень счастлив.
Верны ли вы оба и беретесь ли мне помочь?
Конрад
По гроб жизни, ваша светлость.

John.
Let us to the great supper.
Their cheer is the greater that
I am subdued. Would the cook were o' my mind!
Shall we go prove
what's to be done?
Bora.
We'll wait upon your lordship.
Exeunt.

 

Дон Хуан
Пойдем же на их великолепный ужин.
Их веселье еще увеличивается сознанием,
что я побежден. О, если бы повар разделял
мои чувства! Но пойдем посмотрим,
что тут можно сделать,
Борачио
Мы к услугам вашей светлости.
Уходят. АКТ 2 >>>

Акт 1 Сцена 1