<<< Английская литература <<< Шекспир <<< Много шума из ничего

Акт 3 Сцена 3

<<< АКТ II

ACT III
SCENE I. LEONATO'S garden.

Enter HERO, MARGARET, and URSULA

HERO
Good Margaret, run thee to the parlor;
There shalt thou find my cousin Beatrice
Proposing with the prince and Claudio:
Whisper her ear and tell her, I and Ursula
Walk in the orchard and our whole discourse
Is all of her; say that thou overheard'st us;
And bid her steal into the pleached bower,
Where honeysuckles, ripen'd by the sun,
Forbid the sun to enter, like favourites,
Made proud by princes, that advance their pride
Against that power that bred it: there will she hide her,
To listen our purpose. This is thy office;
Bear thee well in it and leave us alone.

MARGARET
I'll make her come, I warrant you, presently.

Exit

HERO
Now, Ursula, when Beatrice doth come,
As we do trace this alley up and down,
Our talk must only be of Benedick.
When I do name him, let it be thy part
To praise him more than ever man did merit:
My talk to thee must be how Benedick
Is sick in love with Beatrice. Of this matter
Is little Cupid's crafty arrow made,
That only wounds by hearsay.

Enter BEATRICE, behind

Now begin;
For look where Beatrice, like a lapwing, runs
Close by the ground, to hear our conference.

URSULA
The pleasant'st angling is to see the fish
Cut with her golden oars the silver stream,
And greedily devour the treacherous bait:
So angle we for Beatrice; who even now
Is couched in the woodbine coverture.
Fear you not my part of the dialogue.


HERO
Then go we near her, that her ear lose nothing
Of the false sweet bait that we lay for it.

Approaching the bower

No, truly, Ursula, she is too disdainful;
I know her spirits are as coy and wild
As haggerds of the rock.

 




АКТ III
СЦЕНА 1 Сад Леонато.

Входят Геро, Маргарита и Урсула.

Геро
Ступай скорее, Маргарита, в зал.
Там ты найдешь кузину Беатриче
Беседующей с Клавдио и принцем:
Шепни ей на ушко, что мы с Урсулой
В саду гуляем и о ней толкуем;
Скажи ей, что подслушала ты нас,
И предложи ей спрятаться в беседке,
Где жимолость так разрослась на солнце,
Что солнечным лучам закрыла вход:
Так фаворит, монархом вознесенный,
Порою гордо восстает на власть,
Что гордость эту в нем и породила.
Здесь спрячется она, чтоб нас подслушать.
Сыграй получше роль свою. Ступай.

Маргарита
Ручаюсь вам, она придет, и скоро.

(Уходит.)

Геро
Как только Беатриче подойдет,
Давай, Урсула, лишь о Бенедикте,
Гуляя по аллее, говорить.
Лишь назову его - ты начинай
Хвалить его превыше всякой меры.
Я ж буду говорить, что Бенедикт
Любовью к Беатриче прямо болен.
Ведь Купидон отлично может ранить
Своей стрелой и через слух.

В глубине сцены показывается Беатриче.

Начнем!
Смотри: как пеночка, к земле приникнув,
Скользит она в траве, чтоб нас подслушать.

Урсула
Удильщику всего приятней видеть,
Как рыбка золотыми плавниками
Вод рассекает серебро, чтоб жадно
Коварную приманку проглотить.
Так мы сейчас поймаем Беатриче,
Что в жимолости притаилась там.
Не бойтесь, диалога не испорчу.

Геро
Пойдем поближе, чтоб не проронила
Она ни крошки из приманки сладкой.

Подходят к беседке.

Нет, право, слишком уж она спесива.
Душа ее пуглива и дика,
Как горный сокол!


URSULA
But are you sure
That Benedick loves Beatrice so entirely?

HERO
So says the prince and my new-trothed lord.

URSULA
And did they bid you tell her of it, madam?

HERO
They did entreat me to acquaint her of it;
But I persuaded them, if they loved Benedick,
To wish him wrestle with affection,
And never to let Beatrice know of it.

URSULA
Why did you so? Doth not the gentleman
Deserve as full as fortunate a bed
As ever Beatrice shall couch upon?

HERO
O god of love! I know he doth deserve
As much as may be yielded to a man:
But Nature never framed a woman's heart
Of prouder stuff than that of Beatrice;
Disdain and scorn ride sparkling in her eyes,
Misprising what they look on, and her wit
Values itself so highly that to her
All matter else seems weak: she cannot love,
Nor take no shape nor project of affection,
She is so self-endeared.

URSULA
Sure, I think so;
And therefore certainly it were not good
She knew his love, lest she make sport at it.

HERO
Why, you speak truth. I never yet saw man,
How wise, how noble, young, how rarely featured,
But she would spell him backward: if fair-faced,
She would swear the gentleman should be her sister;
If black, why, Nature, drawing of an antique,
Made a foul blot; if tall, a lance ill-headed;
If low, an agate very vilely cut;
If speaking, why, a vane blown with all winds;
If silent, why, a block moved with none.
So turns she every man the wrong side out
And never gives to truth and virtue that
Which simpleness and merit purchaseth.

URSULA
Sure, sure, such carping is not commendable.

HERO
No, not to be so odd and from all fashions
As Beatrice is, cannot be commendable:
But who dare tell her so? If I should speak,
She would mock me into air; O, she would laugh me
Out of myself, press me to death with wit.
Therefore let Benedick, like cover'd fire,
Consume away in sighs, waste inwardly:
It were a better death than die with mocks,
Which is as bad as die with tickling.

URSULA
Yet tell her of it: hear what she will say.

HERO
No; rather I will go to Benedick
And counsel him to fight against his passion.
And, truly, I'll devise some honest slanders
To stain my cousin with: one doth not know
How much an ill word may empoison liking.


Урсула
Но скажите, правда ль,
Что Бенедикт влюблен в нее так страстно?

Геро
Так говорят и принц, и мой жених.

Урсула
И поручили вам сказать ей это?

Геро
Просили, да. Но я их убедила -
Пусть, если только любят Бенедикта,
Внушат ему, чтоб чувство поборол он
И никогда любви ей не открыл.

Урсула
Но почему? Ужель он не достоин
Счастливого супружеского ложа,
Какое заслужила Беатриче?

Геро
Клянусь Амуром, он всего достоин,
Чего мужчина может пожелать.
Но женщины с таким надменным сердцем
Природа до сих пор не создавала;
Глаза ее насмешкою блестят,
На все с презреньем глядя; ум свой ценит
Она так высоко, что все другое
Ни в грош не ставит. Где уж там любить!
Она любви не может и представить -
Так влюблена в себя.

Урсула
Да, это верно.
Уж лучше о любви его совсем
Не говорить ей, чтоб не засмеяла.

Геро
Да, ты права. Как ни был бы мужчина
Умен, красив собою, молод, знатен, -
Навыворот она его представит.
Будь миловиден - "годен в сестры ей",
А смугл - так "кляксу сделала природа,
Шутя рисуя"; коль высок - так "пика
С тупой верхушкой"; мал - "плохой брелок";
Красноречив - "игрушка ветра, флюгер";
А молчалив - так "неподвижный пень":
Так вывернет любого наизнанку
И никогда не будет справедливой
К заслугам доблести и прямоты.

Урсула
Разборчивость такая не похвальна.

Геро
И быть такою странной, своенравной,
Как Беатриче, - вовсе не похвально.
Но кто посмеет это ей сказать?
Осмелься я - да ведь она меня
Насмешкой уничтожит, вгонит в гроб!
Пусть лучше, словно пламень приглушенный,
Наш Бенедикт зачахнет от любви:
Такая легче смерть, чем от насмешки.
Ужасно от щекотки умереть!

Урсула
Но все ж сказать бы; что она ответит?

Геро
Нет, лучше к Бенедикту я отправлюсь
И дам совет - преодолеть любовь,
Да что-нибудь дурное с доброй целью
Про Беатриче сочиню. Кто знает,
Как можно страсть убить одним лишь словом!


URSULA
O, do not do your cousin such a wrong.
She cannot be so much without true judgment--
Having so swift and excellent a wit
As she is prized to have--as to refuse
So rare a gentleman as Signior Benedick.

HERO
He is the only man of Italy.
Always excepted my dear Claudio.

URSULA
I pray you, be not angry with me, madam,
Speaking my fancy: Signior Benedick,
For shape, for bearing, argument and valour,
Goes foremost in report through Italy.

HERO
Indeed, he hath an excellent good name.

URSULA
His excellence did earn it, ere he had it.
When are you married, madam?

HERO
Why, every day, to-morrow. Come, go in:
I'll show thee some attires, and have thy counsel
Which is the best to furnish me to-morrow.

URSULA
She's limed, I warrant you: we have caught her, madam.

HERO
If it proves so, then loving goes by haps:
Some Cupid kills with arrows, some with traps.

Exeunt HERO and URSULA


Урсула
Ах, нет, не обижайте так сестру.
Она не может быть так безрассудна,
Чтоб, при живом ее уме, который
Так ценят в ней, отвергнуть жениха
Столь редкого, синьора Бенедикта.

Геро
В Италии такого больше нет,
За исключеньем Клавдио, конечно.

Урсула
Прошу вас не прогневаться, но я
Скажу вам так: синьора Бенедикта
По храбрости, уму и красоте
Во всей Италии считают первым.

Геро
Да, слава превосходная о нем.

Урсула
А славу заслужил он превосходством. -
Когда же ваша свадьба?

Геро
Хотела бы, чтоб завтра. - Ну, пойдем;
Посмотрим платья; ты мне дашь совет -
В какое лучше завтра нарядиться.

Урсула
(тихо) Попалась птичка, уж ручаюсь вам!

Геро
(тихо) Коль так, в любви случайно все на свете:
Есть у Амура стрелы, есть и сети.

Геро и Урсула уходят.


BEATRICE
[Coming forward]
What fire is in mine ears? Can this be true?
Stand I condemn'd for pride and scorn so much?
Contempt, farewell! and maiden pride, adieu!
No glory lives behind the back of such.
And, Benedick, love on; I will requite thee,
Taming my wild heart to thy loving hand:
If thou dost love, my kindness shall incite thee
To bind our loves up in a holy band;
For others say thou dost deserve, and I
Believe it better than reportingly.

Exit

 


Беатриче
(выходит из беседки)
Ах, как пылают уши! За гордыню
Ужель меня все осуждают так?
Прощай, презренье! И прости отныне,
Девичья гордость! Это все пустяк.
Любовью за любовь вознагражу я,
И станет сердце дикое ручным.
Ты любишь, Бенедикт, - так предложу я
Любовь союзом увенчать святым.
Что ты достоин, все твердят согласно,
А мне и без свидетельств это ясно.

(Уходит.)

SCENE II. A room in LEONATO'S house

Enter DON PEDRO, CLAUDIO,
BENEDICK, and LEONATO

СЦЕНА 2 Комната в доме Леонато.

Входят вои Педро, Клавдио,
Бенедикт и Леонато.

DON PEDRO
I do but stay till your marriage be consummate, and
then go I toward Arragon.

CLAUDIO
I'll bring you thither, my lord, if you'll
vouchsafe me.

DON PEDRO
Nay, that would be as great a soil in
the new gloss of your marriage as to show a child
his new coat and forbid him to wear it.
I will only be bold with Benedick for his company;
for, from the crown of his head to the sole
of his foot, he is all mirth: he hath twice or thrice
cut Cupid's bow-string
and the little hangman dare not shoot at him;
he hath a heart as sound as a bell
and his tongue is the clapper,
for what his heart thinks his tongue speaks.

BENEDICK
Gallants, I am not as I have been.

LEONATO
So say I methinks you are sadder.

CLAUDIO
I hope he be in love.

DON PEDRO
Hang him, truant!
there's no true drop of blood in him,
to be truly touched with love:
if he be sad, he wants money.

BENEDICK
I have the toothache.

DON PEDRO
Draw it.

BENEDICK
Hang it!

CLAUDIO
You must hang it first, and draw it afterwards.

DON PEDRO
What! sigh for the toothache?

LEONATO
Where is but a humour or a worm.

BENEDICK
Well, every one can master a grief
but he that has it.

CLAUDIO
Yet say I, he is in love.

Дон Педро
Я дождусь только, когда вы отпразднуете
свадьбу, а затем отправлюсь в Арагон.

Клавдио
Я провожу вас туда, ваше высочество,
если вы разрешите мне.

Дон Педро
Нет, это слишком омрачило бы новый блеск
вашего счастья. Это все равно что показать
ребенку новое платье и запретить его надевать.
Я только позволю себе попросить Бенедикта
быть моим спутником: он с головы до пят -
воплощенное веселье. Два-три раза
он перерезал тетиву у Купидона, и этот
маленький мучитель не отваживается
больше стрелять в него. Сердце у него
крепкое, как колокол, и язык хорошо привешен,
так что у него всегда что на сердце, то и на языке.

Бенедикт
Господа, я уже не тот, что прежде.

Леонато
Вот и я то же говорю: по-моему, вы стали серьезнее.

Клавдио
Хочу надеяться, что он влюблен.

Дон Педро
Черт побери этого гуляку!
Да в нем нет ни капли настоящей крови,
чтобы почувствовать настоящую любовь.
Если он загрустил, значит, у него нет денег.

Бенедикт
У меня зуб болит.

Дон Педро
Вырвать его!

Бенедикт
К черту его!

Клавдио
Сперва послать к черту, а потом вырвать.

Дон Педро
Как! Вздыхать от зубной боли?

Леонато
Из-за какого-нибудь флюса или нарыва?

Бенедикт
Другому легко советы давать,
а вот сами бы попробовали.

Клавдио
А я все-таки говорю: он влюблен.

DON PEDRO
There is no appearance of fancy in him,
unless it be a fancy that he hath to strange disguises;
as, to be a Dutchman today,
a Frenchman to-morrow, or in the shape
of two countries at once, as, a German
from the waist downward, all slops, and a Spaniard
from the hip upward, no doublet. Unless he have
a fancy to this foolery, as it appears he hath,
he is no fool for fancy, as you would have
it appear he is.

CLAUDIO
If he be not in love with some woman,
there is no believing old signs: a' brushes his hat
o'mornings; what should that bode?

DON PEDRO
Hath any man seen him at the barber's?

CLAUDIO
No, but the barber's man hath been seen with him,
and the old ornament of his cheek
hath already stuffed tennis-balls.

LEONATO
Indeed, he looks younger than he did,
by the loss of a beard.

DON PEDRO
Nay, a' rubs himself with civet:
can you smell him out by that?

CLAUDIO
That's as much as to say, the sweet youth's in love.

DON PEDRO
The greatest note of it is his melancholy.

CLAUDIO
And when was he wont
to wash his face?

DON PEDRO
Yea, or to paint himself?
for the which, I hear what they say of him.

CLAUDIO
Nay, but his jesting spirit; which is now crept
into a lute-string and now governed by stops.

DON PEDRO
Indeed, that tells a heavy tale for him:
conclude, conclude he is in love.

CLAUDIO
Nay, but I know who loves him.

DON PEDRO
That would I know too: I warrant,
one that knows him not.

CLAUDIO
Yes, and his ill conditions;
and, in despite of all, dies for him.

DON PEDRO
She shall be buried with her face upwards.

 

Дон Педро
В нем нет ни малейшего признака любви,
если не считать его любви к странным переодеваниям: сегодня он одет голландцем,
завтра - французом, а то и вместе соединяет
две страны: от талии книзу у него Германия - широчайшие штаны, а от талии кверху - Испания:
не видно камзола. Если только он не влюблен
в эти глупости, как мне кажется, то
во всяком случае не поглупел от влюбленности,
как вам кажется.

Клавдио
Если он не влюблен в какую-нибудь женщину,
так ни одной старой примете нельзя верить.
Он каждое утро чистит свою шляпу - к чему бы это?

Дон Педро
Видел его кто-нибудь у цирюльника?

Клавдио
Нет, но цирюльника у него видели,
и то, что было украшением его щек,
пошло на набивку теннисных мячей.

Леонато
Правда, он выглядит гораздо моложе,
сбрив бороду.

Дон Педро
Мало того: он натирается мускусом;
заметили, как от него пахнет?

Клавдио
Яснее ясного: прелестный юноша влюблен.

Дон Педро
Но главное доказательство - это его меланхолия.

Клавдио
А бывало ли когда-нибудь,
чтобы он так мыл свою физиономию?

Дон Педро
Да, или подкрашивался?
Об этом уже поговаривают.

Клавдио
А вся его веселость переселилась в струну лютни
и управляется струнными ладами.

Дон Педро
Печальный случай. Это выдает его.
Ясно, ясно: он влюблен.

Клавдио
А я знаю, кто в него влюблен.

Дон Педро
Хотел бы и я это знать. Ручаюсь,
что кто-нибудь, кто не знает его.

Клавдио
Напротив, она знает все его недостатки
и тем не менее умирает от любви к нему.

Дон Педро
Придется ее похоронить лицом кверху.


BENEDICK
Yet is this no charm for the toothache.
Old signior, walk aside with me:
I have studied eight or nine wise words to speak
to you, which these hobby-horses must not hear.

Exeunt BENEDICK and LEONATO

DON PEDRO
For my life, to break with him about Beatrice.

CLAUDIO
'Tis even so. Hero and Margaret have
by this played their parts with Beatrice;
and then the two bears will not bite
one another when they meet.

Enter DON JOHN

DON JOHN
My lord and brother, God save you!

DON PEDRO
Good den, brother.

DON JOHN
If your leisure served,
I would speak with you.

DON PEDRO
In private?

DON JOHN
If it please you: yet Count Claudio may hear;
for what I would speak of
concerns him.

DON PEDRO
What's the matter?

DON JOHN
[To CLAUDIO]
Means your lordship to be married to-morrow?

DON PEDRO
You know he does.

DON JOHN
I know not that,
when he knows what I know.

CLAUDIO
If there be any impediment,
I pray you discover it.

DON JOHN
You may think I love you not:
let that appear hereafter, and aim better
at me by that I now will manifest.
For my brother, I think he holds you well,
and in dearness of heart
hath holp to effect your ensuing marriage;--
surely suit ill spent and labour ill bestowed.

DON PEDRO
Why, what's the matter?


Бенедикт
Все это зубной боли не заговорит! -
Почтенный синьор Леонато, пройдемтесь
немного: у меня есть для вас десяток умных
слов, которых эти пустомели не должны слышать.

Бенедикт и Леонато уходят.

Дон Педро
Клянусь жизнью, он будет свататься к Беатриче.

Клавдио
Без сомнения, Геро и Маргарита уже
разыграли свою комедию с Беатриче,
и теперь, когда эти два медведя встретятся,
они уже не погрызутся.

Входит дон Хуан.

Дон Хуан
Мой повелитель и брат, храни вас бог.

Дон Педро
Добрый день, братец.

Дон Хуан
Если у вас есть минута досуга,
я бы хотел поговорить с вами.

Дон Педро
Наедине?

Дон Хуан
Если позволите. Впрочем, граф Клавдио может
слушать, так как то, что я имею сообщить,
касается его.

Дон Педро
В чем дело?

Дон Хуан
(к Клавдио)
Ваша милость собирается венчаться завтра?

Дон Педро
Вы же знаете это.

Дон Хуан
Я не уверен в этом,
если он узнает то, что известно мне.

Клавдио
Если есть какое-нибудь препятствие,
прошу вас, откройте его.

Дон Хуан
Вы вправе думать, что я не люблю вас.
Дайте срок - время покажет; и будьте лучшего
мнения обо мне после того, что я вам сейчас
сообщу. Что касается моего брата, он, видимо,
очень расположен к вам и от чистого сердца
помог вам устроить этот брак. Поистине,
это плохая услуга и напрасный труд.

Дон Педро
Что такое? В чем дело?


DON JOHN
I came hither to tell you; a
nd, circumstances shortened,
for she has been too long a talking of,
the lady is disloyal.

CLAUDIO
Who, Hero?

DON PEDRO
Even she; Leonato's Hero,
your Hero, every man's Hero:

CLAUDIO
Disloyal?

DON JOHN
The word is too good to paint out
her wickedness; I could say
she were worse: think you of a worse
title, and I will fit her to it.
Wonder not till further warrant:
go but with me to-night, you shall see
her chamber-window entered,
even the night before her wedding-day:
if you love her then, to-morrow wed her; but it
would better fit your honour to change your mind.

CLAUDIO
May this be so?

DON PEDRO
I will not think it.

DON JOHN
If you dare not trust that you see, confess not
that you know: if you will follow me, I will show
you enough; and when you have seen more
and heard more, proceed accordingly.

CLAUDIO
If I see any thing to-night
why I should not marry her
to-morrow in the congregation,
where I should wed, there will I shame her.


Дон Хуан
Я затем и пришел, чтобы все рассказать вам.
Оставляя в стороне разные подробности -
ибо уже и без того мы слишком долго о ней
толкуем, - скажу просто: девушка нечестна.

Клавдио
Кто? Геро?

Дон Хуан
Вот именно, она: дочь Леонато,
ваша Геро, чья угодно Геро!

Клавдио
Нечестна?

Дон Хуан
Это слово слишком мягко, чтобы выразить
ее безнравственность. Я бы сказал:
она хуже чем нечестна. Придумайте
худшее выражение, и я применю его к ней.
Не удивляйтесь, пока не получите доказательства.
Пойдемте сегодня ночью со мной. Вы увидите,
как лазают в окна ее спальни. даже накануне
ее свадьбы. Если и тогда любовь ваша устоит,
венчайтесь завтра; но для вашей чести
было бы лучше изменить ваши намерения.

Клавдио
Может ли это быть?

Дон Педро
Не хочу и думать об этом.

Дон Хуан
Если вы не захотите верить своим глазам,
отрицайте очевидность. Последуйте за мной -
я покажу вам достаточно. А когда вы все увидите и
услышите - поступите соответственно.

Клавдио
Если я увижу этой ночью что-нибудь такое,
что помешает мне жениться на ней,
я завтра в той самой церкви, где хотел венчаться,
при всех осрамлю ее.


DON PEDRO
And, as I wooed for thee to obtain her,
I will join with thee to disgrace her.

DON JOHN
I will disparage her no farther
till you are my witnesses: bear it coldly
but till midnight, and let the issue show itself.

DON PEDRO
O day untowardly turned!

CLAUDIO
O mischief strangely thwarting!

DON JOHN
O plague right well prevented! so will you say when
you have seen the sequel.

Exeunt

 


Дон Педро
А я, который был твоим сватом,
присоединюсь к тебе, чтобы опозорить ее.

Дон Хуан
Не стану больше порочить ее,
пока вы сами не увидите все. Потерпите до
полуночи - дальнейшее само за себя скажет.

Дон Педро
О, день нежданных несчастий!

Клавдио
О, ужасное злополучие!

Дон Хуан
"О, счастливо предотвращенный позор!" -
скажете вы, увидав развязку.

Уходят.

SCENE III. A street.

Enter DOGBERRY and VERGES with the Watch

СЦЕНА 3 Улица.

Входят Кизил, Булава и сторожа.

DOGBERRY
Are you good men and true?

VERGES
Yea, or else it were pity but they should suffer
salvation, body and soul.

DOGBERRY
Nay, that were a punishment too good for them,
if they should have any allegiance in them,
being chosen for the prince's watch.

VERGES
Well, give them their charge, neighbour Dogberry.

DOGBERRY
First, who think you
the most desertless man to be constable?

First Watchman
Hugh Otecake, sir, or George Seacole;
for they can write and read.

DOGBERRY
Come hither, neighbour Seacole. God hath blessed
you with a good name: to be a well-favoured man
is the gift of fortune; but to write and read
comes by nature.

Second Watchman
Both which, master constable,--

DOGBERRY
You have: I knew it would be your answer. Well,
for your favour, sir, why, give God thanks, and make
no boast of it; and for your writing and reading,
let that appear when there is no need of such
vanity. You are thought here to be the most
senseless and fit man for the constable of the
watch; therefore bear you the lantern. This is your
charge: you shall comprehend all vagrom men; you are
to bid any man stand, in the prince's name.

Second Watchman
How if a' will not stand?

DOGBERRY
Why, then, take no note of him,
but let him go; and presently call the rest
of the watch together and
thank God you are rid of a knave.

Кизил
Вы люди честные и верные?

Булава
Еще бы! А то не стоили бы они того,
чтобы претерпеть спасение души и тела.

Кизил
Нет, мало было бы с них такого наказания,
будь у них хоть капля верноподданничества, -
раз они выбраны в охрану самого принца.

Булава
Ладно, дай им теперь наказ, сосед Кизил.

Кизил
Во-первых, кто, по-вашему,
всех непригоднее быть полицейским?

Первый сторож
Хью Овсянка или Франсис Уголек,
потому что они оба читать и писать умеют.

Кизил
Подойди поближе, сосед Уголек. Бог тебе
послал добрую славу; потому что красота -
это дар судьбы, а грамотность -
ну, это уж от природы.

Второй сторож
И то и другое, господин пристав...

Кизил
Тебе дано? Я так и знал,
что ты это ответишь. Ну, так вот, за свою
красоту воздай богу благодарение,
да не хвались ею; а что до грамотности,
то применяй ее там, где в этой чепухе
нет надобности. Ты, говорят, самый непригодный
на полицейскую должность - так бери фонарь.
Вот тебе наказ: хватай всех праздношатающихся
и останавливай всех именем принца.

Второй сторож
А если кто не захочет остановиться?

Кизил
Не обращай на него внимания;
пусть себе уходит. А затем созови всех
остальных сторожей, и возблагодарите господа,
что избавились от мошенника.


VERGES
If he will not stand when he is bidden, he is none
of the prince's subjects.

DOGBERRY
True, and they are to meddle
with none but the prince's subjects.
You shall also make no noise in
the streets; for, for the watch to babble and
to talk is most tolerable
and not to be endured.

Watchman
We will rather sleep than talk:
we know what belongs to a watch.

DOGBERRY
Why, you speak like an ancient
and most quiet watchman; for I cannot see
how sleeping should offend: only, have a care
that your bills be not stolen. Well, you are
to call at all the ale-houses, and bid those that are
drunk get them to bed.

Watchman
How if they will not?

DOGBERRY
Why, then, let them alone till they are sober:
if they make you not then the better answer,
you may say they are not the men you took them for.

Watchman
Well, sir.

 


Булава
Если он не остановился по твоему приказанию,
значит, он не из подданных принца.

Кизил
Правильно, потому что страже можно
вмешиваться только в дела принцевых
подданных. Затем, вы не должны производить
на улицах шума. Разговаривать да болтать
для ночных сторожей - дело самое
дозволительное и никак не допустимое.

Второй сторож
Зачем разговаривать? Мы лучше всхрапнем.
Мы знаем, что сторожам полагается.

Кизил
Да, ты рассуждаешь как сторож бывалый
и надежный. И я так думаю: кто спит,
тот не грешит. Смотри только, чтобы у вас
алебарды не стащили. Ну, затем надо вам
в пивные заходить, и кого там найдете пьяных -
гнать их домой спать.

Второй сторож
А если кто не захочет домой?

Кизил
Так оставьте его в покое, пока не протрезвится.
И если он и на это не согласится,
скажите, что он не тот, за кого вы его приняли.

Второй сторож
Слушаю, господин пристав.


DOGBERRY
If you meet a thief, you may suspect him, by virtue
of your office, to be no true man; and, for such
kind of men, the less you meddle or make with them,
why the more is for your honesty.

Watchman
If we know him to be a thief,
shall we not lay hands on him?

DOGBERRY
Truly, by your office,
you may; but I think they that touch pitch
will be defiled: the most peaceable way
for you, if you do take a thief,
is to let him show himself
what he is and steal out of your company.

VERGES
You have been always called
a merciful man, partner.

DOGBERRY
Truly, I would not hang a dog by my will,
much more a man who hath
any honesty in him.

VERGES
If you hear a child cry in the night,
you must call to the nurse and bid her still it.

Watchman
How if the nurse be asleep and will not hear us?

DOGBERRY
Why, then, depart in peace,
and let the child wake her with crying;
for the ewe that will not hear her lamb
when it baes will never answer a calf when he bleats.

VERGES
'Tis very true.


Кизил
Если встретите вора, то в силу вашего звания
можете его заподозрить, что он человек
непорядочный. А чем меньше с такими людьми
связываться, тем лучше для вашего достоинства.

Второй сторож
А если мы наверняка знаем, что он вор,
надо нам его хватать?

Кизил
По правде сказать, в силу вашего звания
можете его схватить. Но я так полагаю:
тронь деготь - замараешься. Самый для вас
спокойный выход: если захватите вора -
дайте ему возможность самому показать,
что он за птица, и улизнуть из вашей компании.

Булава
Тебя, братец, недаром зовут
милосердным человеком, соседушка.

Кизил
Верно, я по своей воле и собаки бы не повесил,
а тем более человека, в котором есть хоть
капля честности.

Булава
Если услышите ночью, что где-нибудь младенец
плачет, позовите мамку, чтобы успокоила его.

Второй сторож
А если мамка спит и не слышит?

Кизил
Тогда проходите с миром; пусть уж
ребенок сам криком ее разбудит. Если
овца не слышит, как ее ягненок блеет,
тем более на мычанье теленка не отзовется.

Булава
Что верно, то верно.


DOGBERRY
This is the end of the charge:--you, constable,
are to present the prince's own person:
if you meet the prince in the night,
you may stay him.

VERGES
Nay, by'r our lady, that I think a' cannot.

DOGBERRY
Five shillings to one on't,
with any man that knows the statutes,
he may stay him: marry, not without
the prince be willing; for, indeed, the watch
ought to offend no man; and it is an offence
to stay a man against his will.

VERGES
By'r lady, I think it be so.

DOGBERRY
Ha, ha, ha! Well, masters, good night:
an there be any matter of weight chances,
call up me: keep your fellows' counsels
and your own; and good night.
Come, neighbour.

Watchman
Well, masters, we hear our charge:
let us go sit here upon the church-bench till two,
and then all to bed.

DOGBERRY
One word more, honest neighbours.
I pray you watch about Signior Leonato's door;
for the wedding being there to-morrow,
there is a great coil to-night.
Adieu: be vigitant, I beseech you.

Exeunt DOGBERRY and VERGES

Enter BORACHIO and CONRADE


Кизил
Вот и вся недолга. Ты - пристав, стало быть,
представляешь особу самого принца.
Если принца ночью встретишь,
ты и его можешь задержать.

Булава
Нет, ей-богу, этого он, мне думается, не может.

Кизил
Ставлю пять монет против одной!
Всякий, кто знает судебные усыновления,
скажет тебе: можешь, но только с согласия
его высочества. Потому что стража никого
не должна оскорблять, а насильно
задержать человека - это уж оскорбление.

Булава
Ей-богу, верно!

Кизил
Xa-xa-xa! Ну, ребята, доброй ночи.
Если что особенно важное случится,
зовите меня. Слушайтесь вашего собственного
разума и советов товарищей.
Спокойной ночи. Идем, соседушка.

Второй сторож
Ладно, господа хорошие, мы свое дело знаем:
посидим вот тут у церкви на лавочке
часов до двух, а потом на боковую.

Кизил
Еще одно слово, соседушки:
приглядывайте-ка за домом синьора Леонато.
Там завтра свадьба, так всю ночь будет
суматоха. Прощайте. А главное -
будьте бдительны. Честью прошу.

Кизил и Булава уходят.

Входят Борачио и Конрад.


BORACHIO
What Conrade!

Watchman
[Aside] Peace! stir not.

BORACHIO
Conrade, I say!

CONRADE
Here, man; I am at thy elbow.

BORACHIO
Mass, and my elbow itched;
I thought there would a scab follow.

CONRADE
I will owe thee an answer for that:
and now forward with thy tale.

BORACHIO
Stand thee close, then, under this pent-house,
for it drizzles rain; and I will,
like a true drunkard, utter all to thee.

Watchman
[Aside] Some treason, masters: yet stand close.

BORACHIO
Therefore know I have earned of Don John
a thousand ducats.

CONRADE
Is it possible that any villany should be so dear?

BORACHIO
Thou shouldst rather ask if it were possible
any villany should be so rich; for when rich villains
have need of poor ones, poor ones
may make what price they will.

CONRADE
I wonder at it.

BORACHIO
That shows thou art unconfirmed.
Thou knowest that the fashion
of a doublet, or a hat, or a cloak, is nothing to a man.

CONRADE
Yes, it is apparel.

BORACHIO
I mean, the fashion.

CONRADE
Yes, the fashion is the fashion.

BORACHIO
Tush! I may as well say the fool's the fool. But seest
thou not what a deformed thief this fashion is?

 


Борачио
Ну, Конрад!

Второй сторож
(тихо) Тихо! Не шевелись!

Борачио
Конрад! Да где же ты?

Конрад
Здесь я, брат, у самого твоего локтя.

Борачио
Клянусь обедней, то-то у меня локоть
чешется. Я думал, что у меня парша завелась.

Конрад
Я тебе это еще припомню!
А теперь досказывай свою историю.

Борачио
Станем сюда под навес,
а то дождь накрапывает. Я расскажу тебе все
без утайки, как истый пьяница.

Первый сторож
(тихо) Тут дело нечисто, ребята. Стойте смирно!

Борачио
Так знай: я заработал у дона Хуана
тысячу дукатов.

Конрад
Неужели за подлость так дорого платят?

Борачио
Ты лучше спроси: неужели подлость
может быть так богата? Ведь когда богатый
подлец нуждается в бедном, так бедный
может заломить какую угодно цену.

Конрад
Удивляюсь.

Борачио
Что доказывает твою неопытность!
Не все ли равно, какого фасона на
человеке камзол, или шляпа, или плащ?

Конрад
Ну да, все равно - одежда.

Борачио
Я про фасон говорю.

Конрад
Ну да: фасон фасоном.

Борачио
Фу! Я мог бы сказать: а дурак дураком.
Разве ты не знаешь, какой ловкач этот фасон?


Watchman
[Aside] I know that Deformed;
a' has been a vile thief this seven year;
a' goes up and down like a gentleman:
I remember his name.

BORACHIO
Didst thou not hear somebody?

CONRADE
No; 'twas the vane on the house.

BORACHIO
Seest thou not, I say, what a deformed thief
this fashion is? how giddily a' turns about all the hot
bloods between fourteen and five-and-thirty?
sometimes fashioning them like Pharaoh's soldiers
in the reeky painting, sometime like
god Bel's priests in the old church-window,
sometime like the shaven Hercules
in the smirched worm-eaten tapestry,
where his codpiece seems
as massy as his club?

CONRADE
All this I see; and I see that the fashion
wears out more apparel than the man.
But art not thou thyself giddy with the fashion too,
that thou hast shifted out of thy tale
into telling me of the fashion?

BORACHIO
Not so, neither: but know that I have to-night
wooed Margaret, the Lady Hero's
gentlewoman, by the name of Hero:
she leans me out at her mistress'
chamber-window, bids me a thousand times
good night,--I tell this tale vilely:--
I should first tell thee how the prince,
Claudio and my master, planted and placed
and possessed by my master Don John,
saw afar off in the orchard this amiable encounter.

CONRADE
And thought they Margaret was Hero?


Первый сторож
(в сторону) Знаю я, про кого они говорят:
этот Фасон уж лет семь как воровством занимается.
А разгуливает как настоящий кавалер!
Я его имя запомнил.

Борачио
Ты ничего не слышал?

Конрад
Нет, это флюгер на крыше скрипит.

Борачио
Так вот, разве ты не знаешь, какой ловкий вор
этот фасон? Как он всем людям от четырнадцати
до тридцати пяти лет головы кружит?
Фасон рядит их то как фараоновых
солдат на закопченных картинах,
то как вааловых жрецов на старых
церковных окнах, то как бритого Геркулеса
на засаленных и вытертых стенных коврах,
причем гульфик на штанах сделан величиной
будто для его палицы.

Конрад
Все это я знаю. Знаю и то, что фасон
скорее изнашивает платья, чем человек.
Но у тебя самого, видно, от фасонов голова
закружилась, что ты перескочил со своей истории
на разглагольствования о фасонах!

Борачио
Ничуть не бывало. Знай же, что этой ночью
я любезничал с Маргаритой - камеристкой
синьоры Геро, прячем называл ее "Геро";
а она высунулась ко мне из окна спальни
своей госпожи и тысячу раз желала мне
доброй ночи. Я плохо рассказываю свою
историю: мне надо было сначала сказать тебе,
что принц, Клавдио и мой хозяин, издали, из сада,
подсматривали наше нежное свидание. А
свел, и привел, и подвел их мой хозяин - дон Хуан.

Конрад
И они приняли Маргариту за Геро?


BORACHIO
Two of them did, the prince and Claudio; but the
devil my master knew she was Margaret;
and partly by his oaths, which first possessed them,
partly by the dark night, which did deceive them,
but chiefly by my villany, which did confirm any
slander that Don John had made,
away went Claudio enraged; swore
he would meet her, as he was appointed,
next morning at the temple, and there, before the whole
congregation, shame her with what he saw o'er night
and send her home again without a husband.

First Watchman
We charge you, in the prince's name, stand!

Second Watchman
Call up the right master constable. We have here
recovered the most dangerous piece of lechery
that ever was known in the commonwealth.

First Watchman
And one Deformed is one of them:
I know him; a'wears a lock.

CONRADE
Masters, masters,--

Second Watchman
You'll be made bring Deformed forth,
I warrant you.

CONRADE
Masters,--

First Watchman
Never speak: we charge you let us
obey you to go with us.

BORACHIO
We are like to prove a goodly commodity,
being taken up of these men's bills.

CONRADE
A commodity in question, I warrant you.
Come, we'll obey you.

Exeunt


Борачио
Двое из них, принц и Клавдио. Но этот дьявол,
мой господин, отлично знал, что это была
Маргарита. И вот, отчасти вследствие
его заверений, которыми он сначала опутал их,
отчасти из-за ночной темноты, которая ввела
их в заблуждение, а главное - из-за моей подлости,
подтвердившей клевету дона Хуана, -
Клавдио пришел в ярость и убежал, поклявшись,
что завтра в церкви вместо свадьбы осрамит Геро
при всем честном народе, рассказав все,
что видел ночью, и отошлет ее домой невенчанною.

Первый сторож
(выступая вперед) Именем принца - стой!

Второй сторож
Позовите сюда пристава. Мы тут открыли
такое беспутное распутство,
какого еще не бывало в нашем государстве.

Первый сторож
И некто Фасон с ними заодно:
я его знаю, у него еще локон на лбу.

Конрад
Братцы, братцы!..

Второй сторож
Ладно, вы нам этого Фасона предоставите,
ручаюсь вам.

Конрад
Братцы...

Первый сторож
Нечего разговаривать. Мы вас арестуем.
Извольте повиноваться и следовать за нами.

Борачио
В славную историю мы попали,
нечего сказать: напоролись прямо на алебарды.

Конрад
Слава сомнительная, ручаюсь тебе.
Ладно, мы повинуемся.

Уходят.

 

 

 

SCENE IV. HERO's apartment.

Enter HERO, MARGARET, and URSULA

СЦЕНА 4 Комната Геро.

Входят Геро, Маргарита и Урсула.

HERO
Good Ursula, wake my cousin Beatrice,
and desire her to rise.

URSULA
I will, lady.

HERO
And bid her come hither.

URSULA
Well.

Exit

MARGARET
Troth, I think
your other rabato were better.

HERO
No, pray thee, good Meg, I'll wear this.

MARGARET
By my troth, 's not so good;
and I warrant your cousin will say so.

HERO
My cousin's a fool, and thou art another:
I'll wear none but this.

MARGARET
I like the new tire within excellently,
if the hair were a thought browner;
and your gown's a most rare fashion, i' faith.
I saw the Duchess of Milan's gown
that they praise so.

HERO
O, that exceeds, they say.

MARGARET
By my troth, 's but a night-gown
in respect of yours: cloth o' gold, and cuts,
and laced with silver, set with pearls,
down sleeves, side sleeves, and skirts,
round underborne with a bluish tinsel:
but for a fine, quaint, graceful and
excellent fashion, yours is worth ten on 't.

HERO
God give me joy to wear it!
for my heart is exceeding heavy.

MARGARET
'Twill be heavier soon by the weight of a man.

HERO
Fie upon thee! art not ashamed?

Геро
Милая Урсула, разбуди кузину Беатриче
и скажи ей, что пора вставать.

Урсула
Слушаюсь, синьора.

Геро
Да попроси ее прийти сюда.

Урсула
Будет исполнено.

(Уходит.)

Маргарита
Право, мне кажется,
что другой воротник будет лучше.

Геро
Оставь, дорогая Маргарита, я надену этот.

Маргарита
Уверяю вас, этот не так красив;
ручаюсь, что и кузина ваша то же скажет.

Геро
Кузина моя - дурочка, и ты тоже.
Не надену никакого другого.

Маргарита
Ваша новая накладка мне ужасно нравится;
вот только волосы должны были бы быть
чуточку потемнее. А фасон вашего платья,
право, замечательный! Я видела платье
герцогини Миланской, которое так расхваливают.

Геро
Говорят, что-то необыкновенное.

Маргарита
Честное слово, в сравнении с вашим -
просто ночной капот! Золотая парча с отделкой
и с серебряным кружевом, усыпано жемчугом,
верхние рукава, нижние рукава, круглая баска
на голубоватой подкладке; но что касается
тонкости, красоты и изящества фасона,
так ваше в десять раз лучше.

Геро
Дай бог, чтобы мне в нем было радостно!
У меня ужасно тяжело на сердце.

Маргарита
Скоро станет еще тяжелее: мужчина ведь весит.

Геро
Фи, как тебе не стыдно!


MARGARET
Of what, lady? of speaking
honourably? Is not marriage honourable
in a beggar? Is not your lord
honourable without marriage?
I think you would have me say,
'saving your reverence, a husband:' and
bad thinking do not wrest true speaking,
I'll offend nobody: is there any harm in
'the heavier for a husband'? None, I think,
and it be the right husband and the right wife;
otherwise 'tis light, and not heavy:
ask my Lady Beatrice else;
here she comes.

Enter BEATRICE

HERO
Good morrow, coz.

BEATRICE
Good morrow, sweet Hero.

HERO
Why how now? do you speak in the sick tune?

BEATRICE
I am out of all other tune, methinks.

MARGARET
Clap's into 'Light o' love;' that goes
without a burden: do you sing it, and I'll dance it.

BEATRICE
Ye light o' love, with your heels! then,
if your husband have stables enough,
you'll see he shall lack no barns.

MARGARET
O illegitimate construction!
I scorn that with my heels.

BEATRICE
'Tis almost five o'clock, cousin; tis time
you were ready. By my troth, I am exceeding ill:
heigh-ho!

MARGARET
For a hawk, a horse, or a husband?

BEATRICE
For the letter that begins them all, H.

 


Маргарита
Чего же мне стыдиться? Что я высказываю
честные мысли? Разве брак не честное дело,
даже для нищего? И разве ваш повелитель
не честный человек, даже и без свадьбы?
Вам, верно, хотелось бы, чтобы я сказала:
"С вашего разрешения, ваш муж"? Мои слова
надо понимать без задней мысли. Я никого
не хотела обидеть. Что плохого, если сказать:
"Ваш муж весит"? По-моему, ничего, если речь
идет о законном муже и законной жене;
иначе это было бы не тяжело, а совсем легко. Спросите хоть синьору Беатриче;
да вот она сама идет сюда.

Входит Беатриче.

Геро
С добрым утром, кузина.

Беатриче
С добрым утром, милая Геро.

Геро
Что с тобой? Отчего у тебя такой унылый вид?

Беатриче
Вероятно, я потеряла всякий другой тон.

Маргарита
Затяните тогда "Свет любви".
Его поют без припева. Вы пойте, а я попляшу.

Беатриче
Да, "Свет любви" - это как раз тебе подходит.
Найдись только для тебя муж -
о приплоде уж ты позаботишься.

Маргарита
Какие вы ужасные вещи говорите!
Делаю вид, будто их не слыхала.

Беатриче
Скоро пять часов, кузина: тебе пора уже
быть готовой. Я прескверно себя чувствую.
Ох-хо-хо!

Маргарита
О чем этот вздох? О соколе, о скакуне или о супруге?

Беатриче
О букве "С", с которой начинаются все эти слова.


MARGARET
Well, and you be not turned Turk,
there's no more sailing by the star.

BEATRICE
What means the fool, trow?

MARGARET
Nothing I; but God send
every one their heart's desire!

HERO
These gloves the count sent me;
they are an excellent perfume.

BEATRICE
I am stuffed, cousin;
I cannot smell.

MARGARET
A maid, and stuffed!
there's goodly catching of cold.

BEATRICE
O, God help me! God help me!
how long have you professed apprehension?

MARGARET
Even since you left it.
Doth not my wit become me rarely?

BEATRICE
It is not seen enough, you should wear it
in your cap. By my troth, I am sick.

MARGARET
Get you some of this distilled Carduus Benedictus,
and lay it to your heart:
it is the only thing for a qualm.

HERO
There thou prickest her with a thistle.

BEATRICE
Benedictus! why Benedictus?
you have some moral in this Benedictus.


Маргарита
Ну, если вы не стали вероотступницей,
так больше нельзя держать путь по звездам.

Беатриче
На что эта дурочка намекает, скажите?

Маргарита
Я? Ни на что. Пошли, господи,
каждому исполнение его желаний!

Геро
Вот перчатки, которые мне прислал граф:
как они чудно пахнут!

Беатриче
У меня нос заложило, кузина,
совсем дышать не могу: такая тяжесть!

Маргарита
Девушка - и отяжелела!
Видно, основательно простудилась.

Беатриче
Милостивый боже! С каких пор это ты,
принялась за остроты?

Маргарита
С тех пор как вы их бросили.
А разве остроумие ко мне так уж нейдет?

Беатриче
Что-то незаметно его. Ты бы его к чепцу
приколола. Право, я совсем больна.

Маргарита
Возьмите настойку Carduus benedictus
и приложите к сердцу.
Это лучшее средство против тошноты.

Геро
Уколола, как чертополохом.

Беатриче
Benedictus! Почему Benedictus?
На что ты намекаешь?

MARGARET
Moral! no, by my troth,
I have no moral meaning; I meant, plain holy-thistle.
You may think perchance that I think
you are in love: nay, by'r lady, I am not such
a fool to think what I list,
nor I list not to think what I can,
nor indeed I cannot think, if I would think
my heart out of thinking, that you are in love
or that you will be in love or that
you can be in love. Yet Benedick was such another,
and now is he become a man:
he swore he would never
marry, and yet now, in despite of his heart,
he eats his meat without grudging:
and how you may
be converted I know not,
but methinks you look with your eyes
as other women do.

BEATRICE
What pace is this that thy tongue keeps?

MARGARET
Not a false gallop.

Re-enter URSULA

URSULA
Madam, withdraw: the prince, the count,
Signior Benedick, Don John, and all the gallants
of the town, are come to fetch you to church.

HERO
Help to dress me, good coz,
good Meg, good Ursula.

Exeunt

Маргарита
Намекаю? И не думаю намекать.
Я просто говорила о целебном чертополохе.
Вы, пожалуй, думаете, что я считаю вас
влюбленной? О нет, клянусь, я не так глупа,
чтобы думать все, что мне вздумается, и не хочу
думать того, что мне может вздуматься,
да и вообще не могу подумать, - хоть и не знаю,
до чего бы додумалась, - что вы влюблены,
или будете влюблены, или можете быть
влюблены. Хотя вот Бенедикт был совсем
вроде вас, - а теперь все же стал настоящим
мужчиной. Он клялся, что ни за что
никогда не женится, - а теперь, хоть
и не по сердцу, кушает свою порцию и
не поморщится. Можете ли вы также
перемениться - не знаю, но, по-моему,
вы стали смотреть такими же глазами,
как все, другие женщины.

Беатриче
Ох какую прыть твой язычок развил!

Маргарита
Да, но мимо цели не проскачет.

Входит Урсула.

Урсула
Синьора, приготовьтесь. Принц, граф, синьор
Бенедикт, дон Хуан и все городские кавалеры
собрались, чтобы проводить вас в церковь.

Геро
Помогите мне одеться, милая кузина,
милая Mapгарита, милая Урсула.

Уходят.

SCENE V. Another room in LEONATO'S house.

Enter LEONATO, with DOGBERRY and VERGES

 

СЦЕНА 5 Другая комната в доме Леонато.

Входят Леонато, Кизил и Булава.

LEONATO
What would you with me, honest neighbour?

DOGBERRY
Marry, sir, I would have some confidence
with you that decerns you nearly.

LEONATO
Brief, I pray you;
for you see it is a busy time with me.

DOGBERRY
Marry, this it is, sir.

VERGES
Yes, in truth it is, sir.

LEONATO
What is it, my good friends?

DOGBERRY
Goodman Verges, sir, speaks a little off the
matter: an old man, sir, and his wits are not
so blunt as, God help, I would desire they were;
but, in faith, honest as the skin between his brows.

VERGES
Yes, I thank God I am as honest as any man living
that is an old man and no honester than I.

DOGBERRY
Comparisons are odorous:
palabras, neighbour Verges.

LEONATO
Neighbours, you are tedious.

DOGBERRY
It pleases your worship to say so,
but we are the poor duke's officers;
but truly, for mine own part,
if I were as tedious as a king, I could find it
in my heart to bestow it all of your worship.

LEONATO
All thy tediousness on me, ah?

DOGBERRY
Yea, an 'twere a thousand pound more than 'tis;
for I hear as good exclamation on your worship
as of any man in the city; and though
I be but a poor man, I am glad to hear it.

VERGES
And so am I.

Леонато
Чего вы от меня хотите, почтенный сосед?

Кизил
Да вот, синьор, мне бы с вами маленькую
конфиденцию: дело вас касается...

Леонато
Только покороче, прошу вас.
Сейчас время для меня очень хлопотливое.

Кизил
Вот уж правда, время такое, синьор.

Булава
Что, верно, то верно: такое время.

Леонато
Так в чем же дело, друзья?

Кизил
Кум Булава, синьор, порасскажет вам кое-что.
Человек он старый, разум у него уж не такой
острый, как мне бы, в божьей помощью,
того хотелось бы. Но, даю слово, человек
он честный, с головы до пят.

Булава
Да, благодарение богу, человек я честный:
любого старика возьмите - честнее меня не будет.

Кизил
Сравнения тут ни при чем:
поменьше слов, кум Булава.

Леонато
Какие вы, однако, канительщики, братцы!

Кизил
Вашей чести угодно нас так называть,
хотя мы всего лишь смиренные принцевы слуги.
Однако скажу по совести: будь у меня
этой канители столько, сколько у короля,
я всю бы ее предоставил вашей чести.

Леонато
Всю канитель - мне? Ого!

Кизил
Да, и будь ее даже на тысячу фунтов больше,
потому что у вас в городе такая превосходная
репетиция, как мало у кого.
И хоть я маленький человек, а рад это слышать.

Булава
Также и я.


LEONATO
I would fain know what you have to say.

VERGES
Marry, sir, our watch to-night,
excepting your worship's presence,
ha' ta'en a couple of as arrant knaves
as any in Messina.

DOGBERRY
A good old man, sir; he will be talking:
as they say, when the age is in, the wit is out:
God help us! it is a world to see.
Well said, i' faith, neighbour Verges:
well, God's a good man;
an two men ride of a horse, one must
ride behind. An honest soul, i' faith, sir;
by my troth he is, as ever broke bread;
but God is to be worshipped; all men
are not alike; alas, good neighbour!

LEONATO
Indeed, neighbour, he comes too short of you.

DOGBERRY
Gifts that God gives.

LEONATO
I must leave you.


Леонато
Но я хотел бы знать, что вы имеете мне сообщить.

Булава
Так что, ваша милость, наша стража
нынче ночью - не при вас будь сказано -
изловила парочку таких мошенников,
каких в Мессине еще не видывали.

Кизил
Добрейший старик, синьор, любит потолковать.
Как говорится, старость в двери - ум за двери.
Господи прости, много чего на своем веку
видывал. - Правильно сказано, кум Булава,
правильно, - божий ты человек! А все-таки,
если двое на одной лошади едут, так кому-нибудь
приходится сидеть позади. - Честнейшая душа,
ваша милость, честью клянусь: мало таких найдется
из тех, что хлеб жуют. Но, благодарение богу,
не все люди бывают одинаковы. Так-то, соседушка.

Леонато
Действительно, братец, ему за тобой не угнаться.

Кизил
Это уж божий дар.

Леонато
Я должен оставить вас.

DOGBERRY
One word, sir: our watch, sir, have indeed
comprehended two aspicious persons,
and we would have them this morning examined
before your worship.

LEONATO
Take their examination yourself and bring it me:
I am now in great haste, as it may appear unto you.

DOGBERRY
It shall be suffigance.

LEONATO
Drink some wine ere you go: fare you well.

Enter a Messenger

Messenger
My lord, they stay for you
to give your daughter to her husband.

LEONATO
I'll wait upon them: I am ready.

Exeunt LEONATO and Messenger

DOGBERRY
Go, good partner, go, get you to Francis Seacole;
bid him bring his pen and inkhorn to the gaol:
we are now to examination these men.

VERGES
And we must do it wisely.

DOGBERRY
We will spare for no wit, I warrant you;
here's that shall drive some of them to a non-come:
only get the learned writer to set down
our excommunication and meet me at the gaol.

Exeunt

 

Кизил
Одно словечко, ваша милость: наша стража
действительно задержала две обозрительных личности, и мы хотели бы их нынче утром допросить в присутствии вашей милости.

Леонато
Допросите их сами и принесите мне потом
протокол. Я сейчас очень занят, вы сами видите.

Кизил
Все исполним в аккуратности.

Леонато
Выпейте по стакану вина перед уходом. Прощайте.

Входит слуга.

Слуга
Ваша милость, вас ждут,
чтобы вы вручили вашу дочь жениху.

Леонато
Иду-иду. Я готов.

Леонато и слуга уходят.

Кизил
Сходи, кум, за Франсисом Угольком,
вели ему принести в тюрьму перо и чернильницу: мы там учиним допрос этим молодцам.

Булава
Это нужно сделать умненько.

Кизил
Да уж ума не пожалеем, ручаюсь тебе.
(Показывая на голову.) Здесь хватит,
чтобы загнать их в тупик. Только приведи
ученого писца, чтобы записать всю эту
экскоммуникацию. Встретимся в тюрьме.

Уходят.

<<< АКТ II

>>> АКТ IV

Акт 3 Сцена 5