<<< Английская литература <<< Шекспир <<< Много шума из ничего

Акт 4 Сцена 1

<<< АКТ III

АCT IV
SCENE I. A church.

Enter DON PEDRO, DON JOHN, LEONATO, FRIAR FRANCIS, CLAUDIO, BENEDICK, HERO, BEATRICE, and Attendants

 



АКТ IV
СЦЕНА 1 Внутренность церкви.

Входят дон Педро, дон Хуан, Леонато,
монах, Клавдио, Бенедикт, Геро,
Беатриче и другие.

LEONATO
Come, Friar Francis, be brief; only to the plain
form of marriage, and you shall recount their
particular duties afterwards.

FRIAR FRANCIS
You come hither, my lord, to marry this lady.

CLAUDIO
No.

LEONATO
To be married to her: friar,
you come to marry her.

FRIAR FRANCIS
Lady, you come hither
to be married to this count.

HERO
I do.

FRIAR FRANCIS
If either of you know any inward impediment
why you should not be conjoined,
charge you, on your souls,
to utter it.

CLAUDIO
Know you any, Hero?

HERO
None, my lord.

FRIAR FRANCIS
Know you any, count?

LEONATO
I dare make his answer, none.

CLAUDIO
O, what men dare do! what men may do!
what men daily do, not knowing what they do!


BENEDICK
How now! interjections? Why, then,
some be of laughing, as, ah, ha, he!

CLAUDIO
Stand thee by, friar. Father, by your leave:
Will you with free and unconstrained soul
Give me this maid, your daughter?

LEONATO
As freely, son, as God did give her me.

CLAUDIO
And what have I to give you back, whose worth
May counterpoise this rich and precious gift?

DON PEDRO
Nothing, unless you render her again.

Леонато
Покороче, отец Франциск. Совершите
только свадебный обряд, а наставление
об их обязанностях вы прочтете потом.

Монах
(к Клавдио) Вы пришли сюда, синьор, затем,
чтобы заключить брачный союз с этой девушкой?

Клавдио
Нет.

Леонато
Он пришел, чтобы вступить в брачный союз,
а уж заключите его вы, отец Франциск.

Монах
(к Геро) Вы пришли сюда, синьора, затем,
чтобы вступить в брачный союз с графом?

Геро
Да.

Монах
Если кому-либо из вас известны тайные
препятствия к заключению этого союза,
ради спасения ваших душ предписываю
вам открыть их.

Клавдио
Известно вам какое-нибудь препятствие, Геро?

Геро
Нет, мой супруг.

Монах
А вам, граф?

Леонато
Решусь ответить за него: нет.

Клавдио
О, на что только не решаются люди! На что только
они не дерзают! Чего только они не делают
каждодневно, сами не зная, что они делают!

Бенедикт
Это еще что за междометия? Можно бы
найти и повеселее, например: xa-xa-xa!

Клавдио
Постой, монах. - Отец, прошу ответить:
Вы с легкою душой и добровольно
Мне отдаете в жены вашу дочь?

Леонато
Да, сын мой, как ее господь мне дал.

Клавдио
А чем вам отплачу? Какой ценою -
За этот щедрый, драгоценный дар?

Дон Педро
Ничем. Вернув ее обратно разве.

CLAUDIO
Sweet prince, you learn me noble thankfulness.
There, Leonato, take her back again:
Give not this rotten orange to your friend;
She's but the sign and semblance of her honour.
Behold how like a maid she blushes here!
O, what authority and show of truth
Can cunning sin cover itself withal!
Comes not that blood as modest evidence
To witness simple virtue? Would you not swear,
All you that see her, that she were a maid,
By these exterior shows? But she is none:
She knows the heat of a luxurious bed;
Her blush is guiltiness, not modesty.

LEONATO
What do you mean, my lord?

CLAUDIO
Not to be married,
Not to knit my soul to an approved wanton.

LEONATO
Dear my lord, if you, in your own proof,
Have vanquish'd the resistance of her youth,
And made defeat of her virginity,--

CLAUDIO
I know what you would say: if I have known her,
You will say she did embrace me as a husband,
And so extenuate the 'forehand sin:
No, Leonato,
I never tempted her with word too large;
But, as a brother to his sister, show'd
Bashful sincerity and comely love.


HERO
And seem'd I ever otherwise to you?

CLAUDIO
Out on thee! Seeming! I will write against it:
You seem to me as Dian in her orb,
As chaste as is the bud ere it be blown;
But you are more intemperate in your blood
Than Venus, or those pamper'd animals
That rage in savage sensuality.

Клавдио
Принц! Благодарности учусь у вас. -
Возьмите ж дочь обратно, Леонато.
Гнилым плодом не угощайте друга:
Ее невинность - видимость, обман.
Смотрите: покраснела, как девица!
О, как искусно, как правдоподобно
Скрывать себя умеет хитрый грех!
Не знак ли добродетели чистейшей
Румянец этот? Кто бы не поклялся
Из всех вас здесь, что девушка она,
Судя по виду? Но она не дева.
Она познала ложа страстный жар.
Здесь краска не стыдливости - греха.

Леонато
Что это значит, граф?

Клавдио
Что не женюсь я
И душу не свяжу с развратной тварью.

Леонато
О, дорогой мой граф, когда вы сами
Над юностью победу одержали
И погубили девственность ее...

Клавдио
Я знаю, вы сказать хотите: если
Я ею овладел, то потому лишь,
Что видела она во мне супруга,
Грех предвосхищенный смягчая тем...
Нет, Леонато:
Ее не соблазнял я даже словом,
Но ей выказывал, как брат сестре,
Любви безгрешной искренность и робость.

Геро
Когда-либо иной я вам казалась?

Клавдио
"Казалась"? Постыдись! Я так сказал бы:
Ты кажешься Дианою небесной
И чище нерасцветшего цветка;
Но в страсти ты несдержанней Венеры
И хуже, чем пресытившийся зверь,
Что бесится в животном сладострастье.

HERO
Is my lord well, that he doth speak so wide?

LEONATO
Sweet prince, why speak not you?

DON PEDRO
What should I speak?
I stand dishonour'd, that have gone about
To link my dear friend to a common stale.

LEONATO
Are these things spoken, or do I but dream?

DON JOHN
Sir, they are spoken, and these things are true.

BENEDICK
This looks not like a nuptial.

HERO
True! O God!

CLAUDIO
Leonato, stand I here?
Is this the prince? is this the prince's brother?
Is this face Hero's? are our eyes our own?

LEONATO
All this is so: but what of this, my lord?

CLAUDIO
Let me but move one question to your daughter;
And, by that fatherly and kindly power
That you have in her, bid her answer truly.

LEONATO
I charge thee do so, as thou art my child.

HERO
O, God defend me! how am I beset!
What kind of catechising call you this?

CLAUDIO
To make you answer truly to your name.

HERO
Is it not Hero? Who can blot that name
With any just reproach?

CLAUDIO
Marry, that can Hero;
Hero itself can blot out Hero's virtue.
What man was he talk'd with you yesternight
Out at your window betwixt twelve and one?
Now, if you are a maid, answer to this.

HERO
I talk'd with no man at that hour, my lord.

 

Геро
Здоров ли граф? Он говорит так странно.

Клавдио
Что ж вы молчите, принц?

Дон Педро
Что я скажу?
Я честь свою тем запятнал, что друга
Хотел связать с развратницей публичной.

Леонато
Что слышу я? Иль это снится мне?

Дон Хуан
Нет, это явь, и слышите вы правду.

Бенедикт
(в сторону) Здесь свадьбою не пахнет!

Геро
Правду? Боже!

Клавдио
Я ль это, Леонато?
А это принц? А это - брат его?
А это - Геро? Не обман ли зренья?

Леонато
Все это так; но что же из того?

Клавдио
Один вопрос задать хочу я Геро;
А вы священною отцовской властью
Ей прикажите нам ответить правду.

Леонато
Дитя мое, я требую всей правды.

Геро
О господи, спаси! Какая мука!
Что надо вам? Зачем такой допрос?

Клавдио
Чтоб честно вы назвали ваше имя.

Геро
Или оно не Геро? Это имя
Кто может очернить?

Клавдио
Сама же Геро
Невинность Геро может очернить.
Какой мужчина с вами говорил
У вашего окна вчера за полночь?
Когда вы девушка, ответьте мне.

Геро
Я в этот час ни с кем не говорила.

DON PEDRO
Why, then are you no maiden. Leonato,
I am sorry you must hear: upon mine honour,
Myself, my brother and this grieved count
Did see her, hear her, at that hour last night
Talk with a ruffian at her chamber-window
Who hath indeed, most like a liberal villain,
Confess'd the vile encounters they have had
A thousand times in secret.

DON JOHN
Fie, fie! they are not to be named, my lord,
Not to be spoke of;
There is not chastity enough in language
Without offence to utter them. Thus, pretty lady,
I am sorry for thy much misgovernment.

CLAUDIO
O Hero, what a Hero hadst thou been,
If half thy outward graces had been placed
About thy thoughts and counsels of thy heart!
But fare thee well, most foul, most fair! farewell,
Thou pure impiety and impious purity!
For thee I'll lock up all the gates of love,
And on my eyelids shall conjecture hang,
To turn all beauty into thoughts of harm,
And never shall it more be gracious.

LEONATO
Hath no man's dagger here a point for me?

HERO swoons

BEATRICE
Why, how now, cousin! wherefore sink you down?

DON JOHN
Come, let us go. These things, come thus to light,
Smother her spirits up.

Exeunt DON PEDRO, DON JOHN, and CLAUDIO

BENEDICK
How doth the lady?

BEATRICE
Dead, I think. Help, uncle!
Hero! why, Hero! Uncle! Signior Benedick! Friar!

LEONATO
O Fate! take not away thy heavy hand.
Death is the fairest cover for her shame
That may be wish'd for.

BEATRICE
How now, cousin Hero!

FRIAR FRANCIS
Have comfort, lady.

LEONATO
Dost thou look up?

FRIAR FRANCIS
Yea, wherefore should she not?

Дон Педро
Так вы не девушка! - О Леонато,
Мне жаль вас, но, клянусь моею честью,
Я сам, мой брат и бедный граф видали
И слышали средь ночи, как она
С каким-то проходимцем говорила,
Который, как завзятый негодяй,
Припоминал позорную их связь
И тайные свиданья.

Дон Хуан
Стыд! Их речи
Нельзя ни повторить, ни передать;
Чтоб выразить их, слух не оскорбляя,
Нет слов хоть сколько-нибудь скромных. - Грустно,
Красавица, что так порочна ты.

Клавдио
О Геро! Что за Геро ты была бы,
Когда бы вполовину так прекрасна
Была душой и сердцем, как лицом!
Прощай! Ты хуже всех - и всех прекрасней
Невинный грех и грешная невинность!
Из-за тебя замкну врата любви,
Завешу взоры черным подозреньем,
Чтоб в красоте лишь зло предполагать
И никогда в ней прелести не видеть.

Леонато
Кто даст кинжал мне, чтоб с собой покончить?

Геро лишается чувств.

Беатриче
Ты падаешь, кузина? Что с тобой?

Дон Хуан
Уйдем! Разоблаченье этих дел
Сразило дух ее.

Дон Педро, дон Хуан и Клавдио уходят.

Бенедикт
Что с Геро?

Беатриче
Умерла? На помощь, дядя!
О Геро! - Дядя! - Бенедикт! - Отец!

Леонато
О рок, не отклоняй десницы тяжкой!
Смерть - лучший для стыда ее покров,
Какой желать возможно.

Беатриче
Геро! Геро!

Монах
Утешься, Беатриче.

Леонато
Что? Очнулась?

Монах
А почему же не очнуться ей?


LEONATO
Wherefore! Why, doth not every earthly thing
Cry shame upon her? Could she here deny
The story that is printed in her blood?
Do not live, Hero; do not ope thine eyes:
For, did I think thou wouldst not quickly die,
Thought I thy spirits were stronger than thy shames,
Myself would, on the rearward of reproaches,
Strike at thy life. Grieved I, I had but one?
Chid I for that at frugal nature's frame?
O, one too much by thee! Why had I one?
Why ever wast thou lovely in my eyes?
Why had I not with charitable hand
Took up a beggar's issue at my gates,
Who smirch'd thus and mired with infamy,
I might have said 'No part of it is mine;
This shame derives itself from unknown loins'?
But mine and mine I loved and mine I praised
And mine that I was proud on, mine so much
That I myself was to myself not mine,
Valuing of her,--why, she, O, she is fallen
Into a pit of ink, that the wide sea
Hath drops too few to wash her clean again
And salt too little which may season give
To her foul-tainted flesh!

BENEDICK
Sir, sir, be patient.
For my part, I am so attired in wonder,
I know not what to say.

BEATRICE
O, on my soul, my cousin is belied!

BENEDICK
Lady, were you her bedfellow last night?

BEATRICE
No, truly not; although, until last night,
I have this twelvemonth been her bedfellow.

LEONATO
Confirm'd, confirm'd! O, that is stronger made
Which was before barr'd up with ribs of iron!
Would the two princes lie, and Claudio lie,
Who loved her so, that, speaking of her foulness,
Wash'd it with tears? Hence from her! let her die.

FRIAR FRANCIS
Hear me a little;
For I have only been silent so long
And given way unto this course of fortune....
By noting of the lady I have mark'd
A thousand blushing apparitions
To start into her face, a thousand innocent shames
In angel whiteness beat away those blushes;
And in her eye there hath appear'd a fire,
To burn the errors that these princes hold
Against her maiden truth. Call me a fool;
Trust not my reading nor my observations,
Which with experimental seal doth warrant
The tenor of my book; trust not my age,
My reverence, calling, nor divinity,
If this sweet lady lie not guiltless here
Under some biting error.


Леонато
Как почему? Да разве все живое
Ей не кричит: "позор"? Ей не отвергнуть
Того, в чем обличил ее румянец. -
Не открывай глаза для жизни, Геро!
О, если бы я знал, что не умрешь ты,
Что дух твой может пережить позор, -
Тебя убил бы я своей рукою!
А я жалел, что дочь одну имею!
Я сетовал на скупость сил природы!
О, слишком много и тебя одной!
Зачем ты мне прекрасною казалась?
Зачем я милосердною рукой
Не подобрал подкидыша у двери?
Пусть запятнал бы он себя позором, -
Я б мог сказать: "Здесь нет моей вины.
Позор его - позор безвестной крови".
Но ты - моя, моя любовь, и радость,
И гордость. Ты моя, моя настолько,
Что сам я не себе принадлежал,
Скорей тебе, - и вот свалилась в яму
Столь черной грязи, что в безбрежном море
Не хватит капель, чтоб тебя омыть,
Ни соли, чтоб от порчи уберечь
Гнилую плоть!

Бенедикт
Прошу вас, успокойтесь.
Что до меня, я так всем поражен...
Не знаю, что сказать.

Беатриче
Клянусь душой, сестру оклеветали.

Бенедикт
Вы прошлой ночью спали вместе с ней?

Беатриче
Не с нею, нет. Но до последней ночи
Я вместе с нею целый год спала.

Леонато
Так-так! Еще сильнее подтвердилось
То, что и без железа тверже.
Солгут ли принцы? И солжет ли граф,
Любивший так, что омывал слезами
Ее позор. Уйдите! Пусть умрет.

Монах
Послушайте меня.
Недаром я молчал, предоставляя
Всему своим свершиться чередом.
Я наблюдал за ней, и я заметил,
Как часто краска ей в лицо кидалась,
Как часто ангельскою белизной
Невинный стыд сменял в лице румянец.
Огонь, в глазах ее сверкавший, мог бы
Сжечь дерзкие наветы на ее
Девичью честь. Глупцом меня зовите,
Не верьте наблюдениям моим,
Что опыта печатью подтверждают
Мою ученость книжную; не верьте
Моим летам, ни званию, ни сану -
Когда не злостной сражена ошибкой
Девица милая.

LEONATO
Friar, it cannot be.
Thou seest that all the grace that she hath left
Is that she will not add to her damnation
A sin of perjury; she not denies it:
Why seek'st thou then to cover with excuse
That which appears in proper nakedness?

FRIAR FRANCIS
Lady, what man is he you are accused of?

HERO
They know that do accuse me; I know none:
If I know more of any man alive
Than that which maiden modesty doth warrant,
Let all my sins lack mercy! O my father,
Prove you that any man with me conversed
At hours unmeet, or that I yesternight
Maintain'd the change of words with any creature,
Refuse me, hate me, torture me to death!

FRIAR FRANCIS
There is some strange misprision in the princes.

BENEDICK
Two of them have the very bent of honour;
And if their wisdoms be misled in this,
The practise of it lives in John the bastard,
Whose spirits toil in frame of villanies.

LEONATO
I know not. If they speak but truth of her,
These hands shall tear her; if they wrong her honour,
The proudest of them shall well hear of it.
Time hath not yet so dried this blood of mine,
Nor age so eat up my invention,
Nor fortune made such havoc of my means,
Nor my bad life reft me so much of friends,
But they shall find, awaked in such a kind,
Both strength of limb and policy of mind,
Ability in means and choice of friends,
To quit me of them throughly.

FRIAR FRANCIS
Pause awhile,
And let my counsel sway you in this case.
Your daughter here the princes left for dead:
Let her awhile be secretly kept in,
And publish it that she is dead indeed;
Maintain a mourning ostentation
And on your family's old monument
Hang mournful epitaphs and do all rites
That appertain unto a burial.

LEONATO
What shall become of this? what will this do?

FRIAR FRANCIS
Marry, this well carried shall on her behalf
Change slander to remorse; that is some good:
But not for that dream I on this strange course,
But on this travail look for greater birth.
She dying, as it must so be maintain'd,
Upon the instant that she was accused,
Shall be lamented, pitied and excused
Of every hearer: for it so falls out
That what we have we prize not to the worth
Whiles we enjoy it, but being lack'd and lost,
Why, then we rack the value, then we find
The virtue that possession would not show us
Whiles it was ours. So will it fare with Claudio:
When he shall hear she died upon his words,
The idea of her life shall sweetly creep
Into his study of imagination,
And every lovely organ of her life
Shall come apparell'd in more precious habit,
More moving-delicate and full of life,
Into the eye and prospect of his soul,
Than when she lived indeed; then shall he mourn,
If ever love had interest in his liver,
And wish he had not so accused her,
No, though he thought his accusation true.
Let this be so, and doubt not but success
Will fashion the event in better shape
Than I can lay it down in likelihood.
But if all aim but this be levell'd false,
The supposition of the lady's death
Will quench the wonder of her infamy:
And if it sort not well, you may conceal her,
As best befits her wounded reputation,
In some reclusive and religious life,
Out of all eyes, tongues, minds and injuries.

 

Леонато
Не может быть!
Ты видишь сам: лишь тем свой грех смягчая,
Она его не хочет ложной клятвой
Отягощать. Она не отрицает!
Зачем прикрыть ты хочешь извиненьем
То, что предстало в полной наготе?

Монах
Кто тот, с кем вас в сношеньях обвинили?

Геро
Кто обвинял, тот знает; я не знаю.
И если с кем-нибудь была я ближе,
Чем допускает девичья стидливость,
Пускай господь мне не простит грехов!
Отец мой, докажи, что я с мужчиной
Вела беседу в неурочный час,
Что этой ночью тайно с ним встречалась, -
Гони меня, кляни, пытай до смерти!

Монах
В каком-то странном заблужденье принцы.

Бенедикт
Двоим из них присуще чувство чести.
И если кто-нибудь их ввел в обман -
Тут происки проклятого бастарда:
Ему бы только подлости творить.

Леонато
Не знаю. Если есть в словах их правда,
Убью ее своей рукой; но если
Ее оклеветали, то, поверьте,
Я проучу наглейшего из них.
Года во мне не иссушили крови,
Не выела во мне рассудка старость,
Судьба меня богатства не лишила,
Превратности не отняли друзей.
В злой час для наших недругов найдутся
И руки сильные, и разум ясный,
И средства, и подмога от друзей,
Чтоб рассчитаться с ними.

Монах
Подождите;
Я в этом деле вам подам совет.
Ведь принцы вашу дочь сочли умершей:
Так вот, ее от всех на время скройте
И объявите, что она скончалась,
И, соблюдая траур показной,
На родовом старинном вашем склепе
Повесьте эпитафии, свершив
Пред этим похоронные обряды.

Леонато
Зачем? К чему все это поведет?

Монах
К тому, что клеветавшие на Геро
Раскаются тогда: и то уж благо.
Но не о том мечтал я, замышляя
Свой необычный план: чреват он большим.
Узнавши с ваших слов, что умерла
Она под гнетом тяжких обвинений,
Жалеть ее, оплакивать все станут,
Оправдывать. Ведь так всегда бывает;
Не ценим мы того, что мы имеем,
Но стоит только это потерять -
Цены ему не знаем и находим
В нем качества, которых не видали
Мы прежде. Вот и с Клавдио так будет:
Узнав, что он своим жестоким словом
Убил ее, в своем воображенье
Он в ней увидит прежний идеал.
Все, что в ней было милого, живого,
Каким-то новым светом облечется,
Прелестнее, нежней, полнее жизни
В глазах его души, чем это было
При жизни Геро. Если он любил,
Оплакивать ее тогда он станет,
Жалеть о том, что обвинил ее, -
Хотя б еще в ее виновность верил.
Устроим так, и верьте мне: успех
Прекрасней увенчает наше дело,
Чем я могу представить вам сейчас.
Но если бы я даже ошибался,
То слух о смерти Геро заглушит
Молву о девичьем ее бесчестье;
А в худшем случае он нам поможет
Укрыть ее поруганную честь
В каком-нибудь монастыре, подальше
От глаз, от языков и от обид.

BENEDICK
Signior Leonato, let the friar advise you:
And though you know my inwardness and love
Is very much unto the prince and Claudio,
Yet, by mine honour, I will deal in this
As secretly and justly as your soul
Should with your body.

LEONATO
Being that I flow in grief,
The smallest twine may lead me.

FRIAR FRANCIS
'Tis well consented: presently away;
For to strange sores strangely they strain the cure.
Come, lady, die to live: this wedding-day
Perhaps is but prolong'd: have patience and endure.

Exeunt all but BENEDICK and BEATRICE

BENEDICK
Lady Beatrice, have you wept all this while?

BEATRICE
Yea, and I will weep a while longer.

BENEDICK
I will not desire that.

BEATRICE
You have no reason; I do it freely.

BENEDICK
Surely I do believe
your fair cousin is wronged.

BEATRICE
Ah, how much might the man deserve
of me that would right her!

BENEDICK
Is there any way to show such friendship?

BEATRICE
A very even way, but no such friend.

BENEDICK
May a man do it?

BEATRICE
It is a man's office, but not yours.

BENEDICK
I do love nothing in the world so well as you: is
not that strange?

Бенедикт
Послушайтесь монаха, Леонато.
Хотя, как вам известно, близок я
И Клавдио и принцу и люблю их,
Но я клянусь быть с вами заодно,
Как заодно ваш дух и ваше тело.

Леонато
Я так сейчас тону в потоке горя,
Что за соломинку готов схватиться.

Монах
Я рад согласью вашему. Итак,
Каков недуг, такое и леченье.
(К Геро.) Умри, чтоб жить! И, может быть,
твой брак oтсрочен лишь. Мужайся и - терпенье.

Все, кроме Бенедикта и Беатриче, уходят.

Бенедикт
Синьора Беатриче, вы все это время плакали?

Беатриче
Да, и еще долго буду плакать.

Бенедикт
Я не желал бы этого.

Беатриче
И не к чему желать; я и так плачу.

Бенедикт
Я вполне уверен,
что вашу прекрасную кузину оклеветали.

Беатриче
Ах, что бы я дала тому человеку,
который доказал бы ее невинность!

Бенедикт
А есть способ оказать вам эту дружескую услугу?

Беатриче
Способ есть, да друга нет.

Бенедикт
Может за это дело взяться мужчина?

Беатриче
Это мужское дело, да только не ваше.

Бенедикт
Я люблю вас больше всего на свете.
Не странно ли это?

BEATRICE
As strange as the thing I know not.
It were as possible for me to say I loved
nothing so well as you: but believe me not;
and yet I lie not; I confess nothing, nor I deny nothing.
I am sorry for my cousin.


BENEDICK
By my sword, Beatrice, thou lovest me.

BEATRICE
Do not swear, and eat it.

BENEDICK
I will swear by it that you love me;
and I will make him eat it
that says I love not you.

BEATRICE
Will you not eat your word?

BENEDICK
With no sauce that can be devised to it. I protest
I love thee.

BEATRICE
Why, then, God forgive me!

BENEDICK
What offence, sweet Beatrice?

BEATRICE
You have stayed me in a happy hour:
I was about to protest I loved you.

BENEDICK
And do it with all thy heart.

BEATRICE
I love you with so much of my heart
that none is left to protest.

BENEDICK
Come, bid me do any thing for thee.

BEATRICE
Kill Claudio.

BENEDICK
Ha! not for the wide world.

BEATRICE
You kill me to deny it. Farewell.

BENEDICK
Tarry, sweet Beatrice.

BEATRICE
I am gone, though I am here:
there is no love in you:
nay, I pray you, let me go.

BENEDICK
Beatrice,--

BEATRICE
In faith, I will go.

BENEDICK
We'll be friends first.

Беатриче
Странно, как вещь, о существовании
которой мне неизвестно. Точно так же
и я могла бы сказать, что люблю вас
больше всего на свете. Но мне вы не верьте,
хотя я и не лгу. Я ни в чем не признаюсь,
но и ничего не отрицаю. Я горюю о своей кузине.

Бенедикт
Клянусь моей шпагой, Беатриче, ты любишь меня!

Беатриче
Не клянитесь шпагой, лучше проглотите ее.

Бенедикт
Буду клясться ею, что вы меня любите,
и заставлю проглотить ее того,
кто осмелится сказать, что я вас не люблю.

Беатриче
Не пришлось бы вам проглотить эти слова.

Бенедикт
Ни под каким соусом! Клянусь,
что я люблю тебя.

Беатриче
Да простит мне господь!

Бенедикт
Какой грех, прелестная Беатриче?

Беатриче
Вы вовремя перебили меня: я уж
готова была поклясться, что люблю вас.

Бенедикт
Сделай же это от всего сердца.

Беатриче
Сердце все отдано вам:
мне даже не осталось чем поклясться.

Бенедикт
Прикажи мне сделать что-нибудь для тебя.

Беатриче
Убейте Клавдио!

Бенедикт
Ни за что на свете!

Беатриче
Вы убиваете меня вашим отказом. Прощайте.

Бенедикт
Постойте, милая Беатриче...

Беатриче
Я уже ушла, хоть я и здесь.
В вас нет ни капли любви.
Прошу вас, пустите меня!

Бенедикт
Беатриче!

Беатриче
Нет-нет, я ухожу.

Бенедикт
Будем друзьями.

BEATRICE
You dare easier be friends with me
than fight with mine enemy.

BENEDICK
Is Claudio thine enemy?

BEATRICE
Is he not approved in the height a villain,
that hath slandered, scorned,
dishonoured my kinswoman?
O that I were a man! What, bear her
in hand until they come to take hands; and then,
with public accusation, uncovered slander,
unmitigated rancour, --O God, that I were a man!
I would eat his heart in the market-place.

BENEDICK
Hear me, Beatrice,--

BEATRICE
Talk with a man out at a window!
A proper saying!

BENEDICK
Nay, but, Beatrice,--

BEATRICE
Sweet Hero! She is wronged, she is slandered, she is undone.

BENEDICK
Beat--

BEATRICE
Princes and counties! Surely, a princely testimony,
a goodly count, Count Comfect;
a sweet gallant, surely!
O that I were a man for his sake!
or that I had any friend would be
a man for my sake! But manhood is melted
into courtesies, valour into compliment,
and men are only turned into tongue,
and trim ones too: he is now as valiant as Hercules
that only tells a lie and swears it. I cannot be
a man with wishing, therefore I will die
a woman with grieving

 

Беатриче
Конечно, безопаснее быть моим другом,
чем сражаться с моим врагом.

Бенедикт
Но разве Клавдио твой враг?

Беатриче
Разве он не доказал, что он величайший
негодяй, тем, что оклеветал, отвергнул
и опозорил мою родственницу?
О, будь я мужчиной! Как! Носить ее
на руках, пока не добился ее руки, и затем
публично обвинить, явно оклеветать с
неудержимой злобой! О боже, будь я мужчиной!
Я бы съела его сердце на рыночной площади!

Бенедикт
Выслушайте меня, Беатриче...

Беатриче
Разговаривала из окна с мужчиной!
Славная выдумка!

Бенедикт
Но, Беатриче...

Беатриче
Милая Геро! Ее оскорбили, оклеветали,
погубили!

Бенедикт
Беат...

Беатриче
Принцы и графы! Поистине рыцарский
поступок! Настоящий граф! Сахарный
графчик! Уж именно, сладкий любовник!
О, будь я мужчиной, чтобы проучить его!
Или имей я друга, который выказал бы себя
мужчиной вместо меня! Но мужество растаяло
в любезностях, доблесть - в комплиментах,
и мужчины превратились в сплошное
пустословие и краснобайство. Теперь Геркулес тот,
кто лучше лжет я клянется. Но раз по желанию
я не могу стать мужчиной, мне остается лишь
с горя умереть женщиной.

BENEDICK
Tarry, good Beatrice.
By this hand, I love thee.

BEATRICE
Use it for my love some other way
than swearing by it.

BENEDICK
Think you in your soul
the Count Claudio hath wronged Hero?

BEATRICE
Yea, as sure
as I have a thought or a soul.

BENEDICK
Enough, I am engaged; I will challenge him.
I will kiss your hand, and so I leave you.
By this hand, Claudio shall render me
a dear account. As you hear of me,
so think of me. Go, comfort your cousin:
I must say she is dead:
and so, farewell.

Exeunt

Бенедикт
Постой, дорогая Беатриче.
Клянусь моей рукой, я люблю тебя.

Беатриче
Найдите вашей руке, из любви ко мне,
лучшее применение, чем клятвы.

Бенедикт
Убеждены ли вы в том,
что граф Клавдио оклеветал Геро?

Беатриче
Убеждена, как в том,
что у меня есть душа и убеждение.

Бенедикт
Довольно; обещаю вам, что пошлю
ему вызов. Целую вашу руку и покидаю вас.
Клянусь моей рукой, Клавдио дорого мне
заплатит. Судите обо мне по тому, что обо мне
услышите. Идите утешьте вашу кузину.
Я буду всем говорить, что она умерла.
Итак, до свиданья.

Уходят.

SCENE II. A prison.

Enter DOGBERRY, VERGES, and Sexton, in gowns;
and the Watch, with CONRADE and BORACHIO

СЦЕНА 2 Тюрьма.

Входят Кизил, Булава и протоколист
в судейских мантиях; стража вводит
Конрада и Борачио.

DOGBERRY
Is our whole dissembly appeared?

VERGES
O, a stool and a cushion for the sexton.

Sexton
Which be the malefactors?

DOGBERRY
Marry, that am I and my partner.

VERGES
Nay, that's certain; we have
the exhibition to examine.

Sexton
But which are the offenders that are
to be examined? let them come
before master constable.

DOGBERRY
Yea, marry, let them come before me.
What is your name, friend?

BORACHIO
Borachio.

DOGBERRY
Pray, write down, Borachio.
Yours, sirrah?

CONRADE
I am a gentleman, sir, and my name is Conrade.

DOGBERRY
Write down, master gentleman Conrade.
Masters, do you serve God?

CONRADE BORACHIO
Yea, sir, we hope.

DOGBERRY
Write down, that they hope they serve God:
and write God first; for God defend
but God should go before such villains!
Masters, it is proved already that you are
little better than false knaves; and it will go near
to be thought so shortly.
How answer you for yourselves?

CONRADE
Marry, sir, we say we are none.

DOGBERRY
A marvellous witty fellow, I assure you:
but I will go about with him. Come you hither, sirrah;
a word in your ear: sir, I say to you,
it is thought you are false knaves.

BORACHIO
Sir, I say to you we are none.

DOGBERRY
Well, stand aside. 'Fore God,
they are both in a tale. Have you writ down,
that they are none?

Sexton
Master constable, you go not the way to examine:
you must call forth the watch
that are their accusers

 

Кизил
Вся диссамблея в сборе?

Булава
Эй, табурет и подушку для писца.

Протоколист
Где тут злоумышленники?

Кизил
Так что я и мой приятель.

Булава
Так-так, правильно: мы должны
провести экзаменацию.

Протоколист
Да нет, где обвиняемые, с которых будут
снимать показание? Пусть они подойдут
к старшему из вас.

Кизил
Да, понятно, пусть они ко мне подойдут. -
Как тебя зовут, приятель?

Борачио
Борачио.

Кизил
Запишите, пожалуйста: Борачио. -
А тебя как звать, малый?

Конрад
Я дворянин, сударь, и мое имя - Конрад.

Кизил
Запишите: дворянин Конрад. -
Веруете ли вы в бога, господа?

Конрад и Борачио
Да, сударь, надеемся, что так.

Кизил
Запишите: надеются, что веруют в бога.
Да поставьте бога на первом месте: упаси боже
поставить бога после таких мерзавцев! -
Ну, судари мои, уже доказано, что вы немногим
лучше мошенников, и вскорости все в этом
убедятся.
Что вы о себе скажете?

Конрад
Что мы вовсе не мошенники, сударь.

Кизил
Удивительно хитрый малый, честное слово
Но я с ним справлюсь. - Подойдите-ка вы
поближе. Словечко вам на ушко, сударь:
говорю вам - утверждают, что вы мошенники.

Борачио
А я утверждаю, что мы не мошенники.

Кизил
Ладно, отойдите в сторонку. - Ей-богу,
они сговорились. Записали вы,
что они не мошенники?

Протоколист
Господин пристав, вы неправильно ведете
допрос: вы должны вызвать сторожей,
которые являются обвинителями,

DOGBERRY
Yea, marry, that's the eftest way.
Let the watch come forth. Masters,
I charge you, in the prince's name, accuse these men.

First Watchman
This man said, sir, that Don John,
the prince's brother, was a villain.

DOGBERRY
Write down Prince John a villain.
Why, this is flat perjury, to call
a prince's brother villain.

BORACHIO
Master constable,--

DOGBERRY
Pray thee, fellow, peace:
I do not like thy look, I promise thee.

Sexton
What heard you him say else?

Second Watchman
Marry, that he had received a thousand ducats
of Don John for accusing the Lady Hero wrongfully.

DOGBERRY
Flat burglary
as ever was committed.

VERGES
Yea, by mass, that it is.

Кизил
Ну, конечно, это самый лучший способ.
Пусть подойдет стража. - Ребята, именем
принца приказываю вам: обвиняйте этих людей.

Первый сторож
Вот этот человек, сударь, говорил,
что дон Хуан, принцев брат, подлец.

Кизил
Запишите: принц дон Хуан - подлец.
Да ведь это подлинное клятвопреступление -
принцева брата назвать подлецом!

Борачио
Господин пристав...

Кизил
Сделай милость, помолчи, милейший;
право, мне твоя физиономия не нравится.

Протоколист
Что он еще говорил?

Второй сторож
Что он получил от дона Хуана тысячу дукатов,
чтобы ложно обвинить синьору Геро.

Кизил
Чистейший грабеж, какой только
можно себе представить!

Булава
Клянусь обедней, верно!

Sexton
What else, fellow?

First Watchman
And that Count Claudio did mean,
upon his words, to disgrace Hero
before the whole assembly. and not marry her.

DOGBERRY
O villain! thou wilt be condemned
into everlasting redemption for this.

Sexton
What else?

Watchman
This is all.

Sexton
And this is more, masters,
than you can deny. Prince John is
this morning secretly stolen away;
Hero was in this manner accused,
in this very manner refused, and upon the grief
of this suddenly died. Master constable,
let these men be bound, and brought to Leonato's:
I will go before and show him their examination.

Exit

DOGBERRY
Come, let them be opinioned.

VERGES
Let them be in the hands--

CONRADE
Off, coxcomb!

DOGBERRY
God's my life, where's the sexton?
let him write down the prince's officer coxcomb.
Come, bind them. Thou naughty varlet!

CONRADE
Away! you are an ass, you are an ass.

DOGBERRY
Dost thou not suspect my place?
dost thou not suspect my years?
O that he were here to write me down an ass!
But, masters, remember that I am an ass;
though it be not written down, yet forget not
that I am an ass. No, thou villain, thou art full
of piety, as shall be proved upon thee by good witness.
I am a wise fellow, and, which is more, an officer,
and, which is more, a householder, and, which is
more, as pretty a piece of flesh as any is in Messina,
and one that knows the law, go to; and a rich
fellow enough, go to; and a fellow that hath
had losses, and one that hath two gowns and every
thing handsome about him. Bring him away.
O that I had been writ down an ass!

Exeunt
<<< АКТ III

Протоколист
Еще что?

Первый сторож
Что граф Клавдио, поверив его словам,
решил осрамить Геро при всем честном народе
и отказаться от женитьбы на ней.

Кизил
Ах, мерзавец! Ты будешь за это осужден
на вечное искупление.

Протоколист
Еще что?

Второй сторож
Это все.

Протоколист
Всего этого более чем достаточно,
и никакие отпирательства, братцы, вам уже
не помогут. Дон Хуан сегодня утром тайно бежал.
Геро была по указанной причине обвинена,
отвергнута и скоропостижно умерла от потрясения.
Господин пристав, велите связать этих молодцов
и отвести их к синьору Леонато. Я пойду вперед
и ознакомлю его с протоколом допроса.

(Уходит.)

Кизил
Мы с ними живо управимся.

Булава
Связать их!

Конрад
Прочь, болван!

Кизил
Господи боже мой! Где протоколист?
Пусть запишет: принцев слуга - болван!
Вяжите их! Ах ты, жалкий мошенник!

Конрад
Убирайся прочь, осел! Осел!

Кизил
Как! Никакого подозрения к моему чину!
Никакого подозрения к моему возрасту!
Ах, будь здесь протоколист, чтобы записать,
что я осел! - Ты, негодяй, хоть и полон почтения,
а свидетели на тебя найдутся. Я парень не дурак,
да подымай выше - принцев слуга,
да подымай выше - отец семейства,
да подымай выше - не хуже кого другого во всей
Мессине. И законы я знаю - вот как!
И денег у меня довольно - вот как!
И дефектов у меня сколько хочешь - вот как!
Да у меня два мундира, да и все у меня
в порядке - вот как! -
Ведите его!
Экая досада: не успели записать, что я осел!

Уходят.
>>> АКТ V

Акт 4 Сцена 2