<< РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА    Russian literature

<<< стр.4   ГЛАВНЫЕ БОГАТЫРИ   стр.6 >>>



Памятник Владимиру в Киеве

ВЛАДИМИР ПО БЫЛИНАМ

     В былинах образ Владимира сохранил немногие истоические черты. Владимир, или, по произвношению певцов, Володимир Сеславич (очеридно, испорченное Святославич) - великий столько-киевский князь. Его имя сопровождается эпитетами - "Красное Солнышко", "светлый", "пресветлый", "славный", "ласковый", "грозный". В Киев стекаются на службу со всех концов русской земли (из Мурома, Ростова, Рязани, Волынца-Галича) сильные, могучие богатыри. Все эти черты, с которыми выступает в былинах Владимир, вполне согласны с летописью. Но кроме этих черт былины приписывают Владимиру и такие, которые или не гармонируют с историческим образом этого князя, или оказываются отрицательными. Во-первых, Владимир сам не участвует в походах и большей частью не выезжает из Киева. Во-вторых, Владимир поразительно труслив; его трусость обнаруживается при каждом столкновении с врагами: узнав, что к Киеву подступил с войсками Калин-царь, он начинает "ронять горючие слезы" и "утираться шелковым платком"; он жалуется, что некому постоять за веру, за отечество, за церкви Божии, за Киев-град, некому сберечь князя Владимира и его супруги Опраксы Королевичной; при наезде Идолища на Киев Владимир "убоялся"; когда наезжает заморский богатырь Соловников, Владимир кричит со страху. В-третьих, Владимир проявляет в отношении к своим богатырям крайнюю неблагодарность или недоброжелательность. Илья Муромец, напр., жалуется на то, что служил Владимиру тридцать лет, а "не выслужил слова сладкого, уветливого, приветливого, хлеба-соли мягкия". Приказав Добрыне Никитичу освободить Забаву, дочь Путятичну из "пещерушки змеиной", Владимир угрожает срубить ему голову, если он не выполнит этого поручения. По простому наговору Владимир сажает Добрыню в тюрьму, а потом, чтобы сгубить его, отправляет в поганую Литву выправлять дани за двенадцать лет; во время отсутствия Добрыни сватает его жену за Алешу Поповича. Деспотизм и самодурство Владимира доводят некоторых богатырей до гибели: Владимир не верит богатырю Сухману, что он победил татарское войско и сажает его за это в погреб; богатырь так оскорбился эти поступком Владимира, что сорвал "маковые листочки" со своих кровавых ран и истек кровью. Пренебрежительно относится Владимир и к Илье: за великие подвиги он награждает Илью куньей шубой, а других богатырей, меньше Ильи отличившихся, награждает городами с пригородами; Илья выражает пренебрежение к подарку; тогда Владимир велит своим слугам "повести Илью на горы высокие, бросить в погреба глубокие, задернуть решетками железными, завалить чащей, хрящем-камнем". В-четвертых, Владимир жаден. Эта черта проявляется в отношении к богатствам Соловья-разбойника, которые он хочет захватить; но Илья не дает ему их и оставляет детям Соловья, чтобы было им чем пропитаться до смерти и не ходить скитаться по миру. В-пятых, Владимир, при наступлении какой-нибудь беды, униженно просит богатырей, чаще всего Илью, заступиться за него и спасти его. В-шестых, Владимир - большой охотник до чужих жен и вообще до женщин.
Эти несимпатичные черты Владимира сильно возбуждают против него богатырей: они нередко ругают князя в глаза собакой, дураком, вором; решаются не служить ему больше; указывают ему, что, если бы не они, то не быть ему князем в Киеве.
     Изменение исторического Владимира в образ эпического Владимира с целым рядом отрицательных черт имело свои причины, исторического и литературного характера.
     Представление о бездеятельности Владимира могло быть создано следующими фактами: во-первых, пока Владимир был юн, за Владимира и от его имени действовал его дядя Добрыня, вероятно, вместе с целым рядом других помощников; во-вторых, из летописи не видно, поскольку предприятия Владимира. Пришедшего уже в зрелый возраст, обязаны были активности и инициативе самого князя и поскольку влиянию его дружинников; если принять во внимание сообщения летописи о совете с дружиной и национально-славянский характер правления Владимира, то придется придти к заключению, что всякое предприятие свое Владимир исполнял или по указаниям дружинников или после совета с ними; в-третьих, вторая половина княжения Владимира протекла в мире с соседями; шумных воинственных предприятий не было; Владимир занят был заботами о внутреннем развитии государства. Уже одних этих причин достаточно было для того, чтобы в воображении дружинных певцов, выше всего ставивших "буесть" и особенно личные военные подвиги и отожествлявших деятельность с борьбой, - чтобы Владимир отразился, как человек бездеятельный.
     Но к этим основным причинам присоединился еще рядо других: во-первых, в следующие эпохи наши князья, а затем цари большей частью никаких подвигов не совершают; они большей частью только распоряжаются, а окружающие лица уже исполняют эти распоряжения; представления об этих позднейших князьях и царях могли быть перенесены певцами на образ Владимира; во-вторых, на образ Владимира в этом смысле могли повлиять образы царей тюрко-монгольских, а также образы царей восточных эпосов, как, напр., образ Кейкауса, эпического центра иранского эпоса; наконец, в-третьих, на исчезновение в образе Владимира активности мог повлиять литературный процесс циклизации эпических песен: по мере того, как песни о богатырях группируются около имени Владимира, образ Владимира должен был становиться образом ласкового князя, задающего пиры богатырям; на богатырей мало-помалу должны были переноситься подвиги, которые первоначальго, может быть, приписывались и самому Владимиру, потому что, если Владимир располагает многочисленным штатом могучих богатырей, для чего ему самому совершать дела, которые можно поручить им?
      Нетрудно объяснить появление в эпосе и других несимпатичных черт Владимира. Неблагодарность, несправедливость и жестокость, как отличительные черты Владимира могла возникнуть под влиянием того, что деятельность Владимира, в различных классах населения и в различных областях Киевской Руси должна была различно оцениваться, восприниматься и освещаться: для одних групп населения и частей государства деятельность Владимира была выгодна, полезна и потому личность Владимира наделялась наилучшими чертами; для других групп населения или других частей государства деятельность Владимира была вредна и потому личности Владимира приписывали отрицательные черты. Как, напр., должны были смотреть на Владимира те варяги, которые помогли ему овладеть Киевом, и которых Владимир не только не возблагодарил, как они хотели, но даже, может быть, и погубил, предостерегши против них византийского императора? Очевидно, в их памяти образ Владимира должен был сохраниться, как образ князя неблагодарного, скупого и коварного. Но зато киевляне должны были прославлять Владимира, который не захотел наложить на них тяжелую контрибуцию в пользу варяжской дружины. Как должны были относиться к Владимиру высшие норманнские круги города Полоцка, князя которого Рогволда он убил, а дочь его насильно взял в жены, а потом всячески унижал ее? Несомненно, как к жестокому деспоту. Но зато славянская часть того же города должна была прославлять Владимира, как освободителя их от норманнского тирана.
      О женолюбии Владимира говорит уже летопись. Именно она сообщает, что Владимир, будучи язычником, имел 800 жен. По всей вероятности, это были пленницы, захваченные во время походов. Из них Владимир выбирал себе жен, согласно патриархально-родовым обычаям. Возможно, что и в период своей христианской жизни Владимир не мог совершенно отрешиться от старых привычек. Таким образом, и эта черта может быть объяснена исторически. Возможно также, что на детали в обрисовке этой черты Владимира повлияли сказания об отношениях к женщинам Давида и Соломона.