<< РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА    Russian literature

   Page 4 Стр 1    2    3    4    5    6    7

    БЫЛИНЫ КИЕВСКОГО ЦИКЛА В СЕВЕРНОЙ И ЮЖНОЙ РОССИИ

     Значительная часть былин киевского цикла представляет слияние древнейших новгородских былин с южно-русскими, по преимуществу киевского происхождения, несколько видоизмененными под влиянием ростово-суздальского эпического творчества. В настоящее время былины киевского цикла почти совершенно забыты на местах их происхождения, особенно в южной России, и поются в северных губерниях, главным образом в Олонецкой и Архангельской и в Сибири, где они сохранились в большом количестве. (...)
     Но было время, когда русский былевой эпос киевского цикла, возникший в южной Руси, был хорошо известен и на юге. Мы имеем ряд доказательств этому.
     В южно-русской и польской литературах сохранились указания, что в южной Руси киевский цикл былин с его героями был известен. Так, оршанский староста Филон Кмита Чернобыльский, жалуясь в своем письме к кастелану (начальнику крепости) на трудность своей службы и плохое вознаграждение за нее, замечает, что для ее перенесения нужно обладать силами Ильи Муравленина (Муромца) и Соловья Будимировича. Это - первое указание. Второе указание относится к 1594 г. и имеется в путевых записках австрийского посла Эриха Лассоты. Будучи отправлен к запорожцам, Лассота был проездом в Киеве и, в своем описании этого города, говорит, что недалеко от одного придела церкви св. Софии ему показывали гробницу Элиаса Моровлина (Муровца) с товарищами. Об этом Элиасе, говорит Лассота, передают много басен. Лассота передает одну басню о товарище Элиаса, богатыре Чоботке: Чоботок, неожиданно окруженный врагами в то время, когда надел на ногу один только сапог, не имея под рукой никакого оружия, схватил другой сапог (чоботок) и принялся бить им врагов; враги потерпели поражение. Третье указание от того же XVI в. находится в сочинении польского историка Сарницкого "Descriptio Poloniae". Описывая Киев, Сарницкий сообщает, что в киевских пещерах и скалах находятся гробницы усопших, которых русские называют богатырями, и о которых сохранилось много преданий. Четвертое указание от XVI в. находится в одной рукописи, написанной каким-то русским путешественником. В ней сообщается, что на расстоянии 10 верст от Киева, на другом берегу Днепра находится город Переяславль и что тут в этой местности "богатыри кладутся русские", и на кладбище находится "камения много великого". Пятое указание от XVI в. принадлежит польскому историку Бельскому, который рассказывает, что тело Романа Мстиславича Галицкого, погибшего в битве с поляками, было выкуплено русскими, перенесено в Киев и погребено среди русских богатырей. В действительности Роман Мстиславич погребен был в Галиче, но в силу общего приурочения богатырей к Киеву, предание приурочило и погребение Романа Мстиславича к Киеву. Шестое указание идет от XVII в. (1638 г.). Польский писатель Кальнофойский, описывая Киев, передает сведения о гробнице Илья Муромца, находившейся, по его словам, в Киево-Печерской лавре. Кальнофойский говорит, что русские неправильно считают Илью Муромца великаном в роде гомеровского Полифема: он сам измерил гробницу Илья Муромца и убедился, что Илья не мог быть более высокого роста, чем обыкновенный человек. Замечательно также и другое сообщение Кальнофойского, противоречащее сообщению Лассоты, а именно, что у Ильи было прозвище Чоботок. По-видимому, в первой половине XVII в. предание о двух богатырях Илье и Чоботке уже стали смешиваться и относиться к одному Илье. Седьмое указание идет тоже от XVII в. Оно состоит в том, что в этом веке было очень распространено убеждение в существовании в Киеве мощей Ильи Муромца; к этому времени относятся среди житий святых киевских подвижников и краткое житие св. Ильи Муромца, "иже вселися в пещеру прежде Антония в Киеве, иде же ныне нетленен пребывает", а также печатное изображение Ильи. Восьмое указание имеется от 1701 г. Священник Леонтий, посетивший великий Киев, сообщает об Илье Муромце, как о богатыре: "Видехом храброго воина Илью Муромца в нетлении под покровом златым, ростом, яко нынешние крупные люди; рука у него пробита копием... а правая его рука изображена крестным знамением".
     Таков длинный ряд указаний на существование в Киеве преданий о русских богатырях вообще и об Илье Муромце в частности. Если присоединить к этому тот факт, что мощи Ильи Муромца и до сих пор еще показывают в Киеве паломникам и что даже 11-го декабря церковью чтится память Ильи Муромца, то получится почва для убеждения в том, что в южной Руси некогда знали хорошо богатырей, песни о которых, однако, сохранились теперь почти только на севере.
     Все эти указания подтверждают, что некогда киевский цикл был известен и в южной Руси