ТРУБАДУРЫ
 

О ТРУБАДУРАХ

     ТРУБАДУРЫ - трубадур слагает песни и сочиняет для них музыку, а жоглар исполняет их. Многие современники хорошо разбирались в музыке, поэтому, часто великие трубадуры, не имея большого литературного дарования, считались хорошими композиторами (как, например, сказано о трубадуре Jaufre Rudel - "e fez de leis mains vers ab bons sons, ab paubre motz" - "и он написал о ней много песен с хорошей мелодией и плохими словами").
     При слове "трубадур" мы сразу представляем себе прекрасного молодого человека, задумчиво перебирающего струны лиры и поющего романсы благородной даме, лунной ночью, под ее балконом. В действительности, все было гораздо прозаичней, а этот образ появился в европейской поэзии 19-го века, в которой преобладало подражание античности и "романтичному" средневековью.
     Trobar значит chantar (показать певческие способности - различать высокие и низкие звуки, хорошо выражать мелодию) и violar (показать инстументальную виртуозность - играя на виоле, лире, и т.д.). Все-таки chantar считалось высшим искусством, значащим "и сочинить и исполнить".
     Поэму можно написать хорошими motz e sons (словами и звуками), но она не будет ничего стоить, если ее плохо спеть. И, напротив, певец может заставить забыть плохие слова, если его пение хорошо. ("Quant auziran un malvais trobador, per ensenhamen li auziran son chantar" - "когда они (высшее общество) услышат плохого трубадура, они воспитанно похвалят его пение," сказал трубадур Raimon Vidal de Besalu (1200-1252).
     Многие трубадуры, с социальной точки зрения, были великими феодалами: среди 350 трубадуров насчитывается, по крайней мере, 5 королей, 10 графов и бесчисленные виконты, маркизы и другие, менее богатые, феодалы, обладающие, тем не менее, замками и вооруженными отрядами.
     Немалочисленными в рядах трубадуров были также церковники; начиная с папы и с пары епископов и кончая монахами и канониками, церковный класс был широко представлен в поэзии трубадуров.
     Наконец, существовало много трубадуров из низших классов: торговцы мехами, портные, булочники, и т.д, которые хотели обогатиться и прославиться при дворах богатых феодалов-меценатов.
     Тем не менее, первыми трубадурами были все-таки великие феодалы, и лишь позже социальный горизонт стал расширяться, сохраняя все классовые барьеры и предрассудки.

JOGLARS

     В Средние Века, за неимением письменной литературы, большая часть населения была необразованной, начиная от королей и кончая слугами, поэтому существовало много жогларов, которых разделялись на два класса.
     Были жоглары, соответствующие русским скоморохам: они развлекали хозяев (играли с обезьянами, изображали птиц или животных, прикидывались сумасшедшими, и т. д.), и заработанные деньги тут же проматывали в тавернах. Этот класс преследовался Церковью, так как их жизнь протекала в легкомыслии и дебоширстве, что было равнозначно служению Сатане.
     Но был и другой класс жогларов, более достойный уважения: это были люди, умеющие играть на музыкальных инструментах и петь жития святых и эпические поэмы. Эти жоглары были защищены Церковью, та как их деятельность просвещала и одухотворяла. Самые одаренные среди них имели в своем репертуаре поэзию трубадуров, которую они исполняли только высшему классу, способному оценить качество поэзии. Естественно, нас интересует только этот последний класс жогларов - они были прямо связаны с поэзией трубадуров.

TROBADOR E JOGLAR

      Уже в 13-ом веке, в расцвет поэзии трубадуров, многие из них жаловались, что все, кто умеет хоть как-то играть на музыкальном инструменте и петь, называют себя трубадурами. В ответ на эту жалобу, испанский король Альфонсо X отвечает:
"... в Испании эта традиция (различие между трубадуром и жогларом) уже установилась, и мы не хотим, чтобы она менялась, т.к. деятельность жогларов хорошо разделена по названиям: жогларами называются все, кто умеет играть на инструментах; кто подражает, те зовутся remedadores, а трубадуров зовут segreles при всех дворах; те, кто говорят неразумно, показывая свои знания неумело и без грации людям на улицах и площадях, кто общаются с людьми живущими в бесчестье, этих людей зовут оскорбительно cazurros ("грязные")...те, кто играют с обезьянами, козами и собаками или изображают из себя птиц или животных и поют среди простонародья за малые деньги, все эти люди должны называться bufones, как в Ломбардии. А любезные и знающие люди, умеющие общаться с сильными мира сего, играть на инструментах и петь истории, стихи и песни других, приятные для слуха, те достойны звания жоглара: они приносят двору много развлечений и отдых. Те, кто умеют сочинять слова и музыку, и составлять хорошие danzas, coblas, baladas, albas и sirventeses, тех зовут трубадурами и им достается больше чести, чем жогларам, и это правильно, так как благодаря знаниям трубадуров, другие могут становиться жогларами... Поэтому мы думаем, что лучшие среди трубадуров - умеющие научить как надо правильно рассказать об amor cortes и о событиях, написанных в versos, cansos, и других формах - достойны звания doctores en trobar...".
     Короче, тот, кто сочиняет - трубадур, а кто исполняет поэзию других - жоглар.

ОБРАЗОВАНИЕ И ЖИЗНЬ ТРУБАДУРОВ

      Образование трубадуров зависело от его социального положения: великие феодалы были более образованны, чем простолюдины, и их цель была "украсить душу", тогда как простолюдины писали, чтобы заработать деньги. В то же время церковники были гораздо образованней дворян.
     Все трубадуры должны были получить соответствующее образование (минимум 2 года), состоящее главным образом из элементарного умения читать и писать и из более важных предметов для трубадуров - игры на музыкальном инструменте и риторики. С наступлением Возрождения трубадуры стали более просвещенными: они начали учить так называемые семь искусств, включающих в себя Trivium (грамматика, риторика, диалектика) и Quadrivium (геометрия, арифметика, астрономия, музыка).
     С течением времени трубадуры оставляли литературную деятельность, более подходящую юности, и посвящали себя другим делам. Одни оседали в городах и занимались торговлей. Другие принимали монашество и иногда занимали высокие церковные посты. Третьи продолжали поэтическую деятельность: основывали школы для новых трубадуров, где преподавались искусство поэзии и техника исполнения. Четвертые оставались при дворах и занимали светские должности. Любопытно, что многие знаменитые трубадуры, после столь бурной жизни, оканчивали свои дни в тиши монастырей, в качестве скромных монахов, копировальщиков или писцов.

ЖИЗНЬ ЖОГЛАРОВ

     Главные черты жоглара: он музыкант и певец, постоянно путешествующий от двора к двору, ищущий щедрости дворян, которые одаривают его одеждами, драгоценностями, лошадьми или даже землями. Считалось нормальным, если жоглар путешествовал пешком; но если он имел успех, он ездил верхом.
     Багаж жоглара включал в себя музыкальный инструмент (лиру, лютню, кифару, и т.д.) в кожаном футляре; книжку, в которой записывались поэмы, песни, и т.д. Эти книжки были очень плохого качества, так как писались на кусочках полусгнившего и истрепавшегося пергамента. Наконец, жоглары имели при себе сумку для денег, которая могла оставаться пустой до конца "сезона".
     У жогларов был определенный "сезон", когда они зарабатывали деньги - с начала весны до конца лета. Это было лучшее время для войн, любви, праздников и урожаев. Зиму же жоглар проводил с трубадуром, которому он "принадлежал" (если у него вообще был постоянный трубадур), разучивая новые произведения и улучшая технику исполнения. С приходом весны жоглар (иногда вместе с трубадуром) отправлялся на заработки к богатым феодалам: дворы юга Франции, Арагона и Кастилии не знали предела щедрости. При этих дворах жизнь протекала довольно скучно, поэтому жогларов и трубадуров всегда радушно принимали.
     Заработав приличные деньги, жоглар вновь отправлялся в путь. Часто феодал, у которого он гостил, давал жоглару рекомендательные письма, для того, чтобы его хорошо приняли в следующем дворе. Нередки были случаи, когда феодал хорошо платил жоглару, чтобы тот нес оскорбительные песенки (sirventeses), составленные самим феодалом (выступающим в роли трубадура), во вражьи области, провоцируя там раздоры между вассалами врага. И хотя персона жоглара считалась неприкосновенной, часто их останавливали на границе и обирали; или феодал, которому не нравились слова жоглара, просто-напросто четвертовал певца (так умер жоглар Педро, плохо отозвавшийся о престарелой королеве Англии; другой жоглар, Artuset, был продан королем Арагона Альфонсом Вторым евреям, которые сожгли его на Рождество).
     Обычно жоглар использовал важные события, чтобы показать свое искусство: победа в войне, коронация, рождение наследника, смерть феодала, церковные праздники, и т.д. Иногда жоглары пели для феодалов без всякой причины, в конце ужина, с единственной целью развлечь хозяев, по их же желанию.
      Репертуар жоглара составляли античные классики, Библия, легенды о короле Артуре и о рыцарях Круглого стола, подвиги Тристана, Карла Великого и его пэров, а также поэзия трубадуров.
     По окончании "сезона", жоглар возвращался домой, к семье.