<<< ФИЛОЛОГ <<< ВОСТОЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА  

НИЗАМИ (ок. 1141 - ок. 1209)

Низами Гянджеви (ок . 1141 - ок. 1209), азербайджанский поэт и мыслитель. Основное сочинение - "Пятерица" ("Хамсе"), состоит из 5 поэм: "Сокровищница тайн" (между 1173 и 1180), "Хосров и Ширин" (1181), "Лейли и Меджнун" (1188), "Семь красавиц" (1197) и "Искандер-наме" (ок. 1203).

     Поэма "Хосров и Ширин" длинна, имеет сложный сюжет. Здесь приводится небольшой отрывок оригинала (см. pdf-файл) с дословным переводом. Вот сюжет отрывка.

Nizami

Ширин у Фархада, прокладывающего канал.
"Хамсе", Шираз. 1491.


     ...Живя в замке в горах, красавица Ширин желает построить канал. С этой задачей способен справиться только знаменитый каменотес Фархад. Он влюбляется в Ширин. Когда Хосров (шах Персии) узнает об этом его, конечно, охватывает ревность. Он велит привести Фархада к себе. (Начало данного отрывка) Далее следует "допрос" - словесная стычка между Хосровом и Фархадом.      
     Убедившись что Фархада не отговорить любить Ширин, Хосров предлагает Фархаду кажущееся невыполнимым задание - прорубить проход в огромной горе. За это Хосров обещает отказаться от Ширин. Воодушевленный Фархад принимается за работу. (Конец данного отрывка) Ширин приходит посмотреть на его труд, но вдруг ее конь падает. Герой Фархад успевает удержать коня и подняв его вместе с Ширин, относит в замок. Хосров, узнав об этом подвиге соперника (а также видя что Фархад все же справится с заданием), решается на коварство. Он посылает гонца к Фархаду с вестью о смерти Ширин. Фархад погибает от горя...

 

"Хосров и Ширин"

Спор Хосрова с Фархадом (141 Кб)
(на персидском; дословный перевод
на русский язык Алексея Лущенко)

Художественный перевод на русский язык


Хосров спросил: "Ты кто? Тут все я знаю лица".
Ферхад: "Мой край далек, и Дружба - в нем столица".

Хосров: "Чем торг ведут, зайдя в такую даль?"
Ферхад: "Сдают сердца, взамен берут печаль".

Хосров: "Сдавать сердца - невыгодный обычай".
Ферхад: "В краю любви не каждые с добычей".

Хосров: "Ты сердцем яр. Опомниться спеши".
Ферхад: "Разгневан ты, я ж молвил - от души".

Хосров: "В любви к Ширин тебе какая радость?"
Ферхад: "Сладчайшая душе влюбленной - сладость".

Хосров: "Ты зришь ее всю ночь, как небосклон?"
Ферхад: "Когда усну. Но не доступен сон".

Хосров: "Когда гореть не станешь страстью злою?"
Ферхад: "Когда усну, прикрыв себя землею".

Хосров: "А если ты войдешь в ее чертог?"
Ферхад: "Я голову склоню у светлых ног".

Хосров: "А коль она твое поранит око?"
Ферхад: "Скажу: рази, второе - недалеко".

Хосров: "Когда б другой Прекрасную сыскал?"
Ферхад: "Узнал бы меч, хоть был бы тверже скал".

Хосров: "Коль к ней дойти тебе не станет мочи?"
Ферхад: "Что ж! Издали луна ласкает очи".

Хосров: "Быть вдалеке не надо от луны".
Ферхад: "Больным нужна ограда от луны".

Хосров: "Коль "все отдай" она промолвит строго?"
Ферхад: "Я с воплями прошу об этом бога".

Хосров: "Коль вымолвит: "Где ж голова твоя?"
Ферхад: "...то сей заем вмиг с шеи сброшу я".

Хосров: "Любовь к Ширин исторгни ты из тела".
Ферхад: "О, чья б душа погаснуть захотела?"

Хосров: "Найди покой, не жди благого дня".
Ферхад: "Спокойствие запретно для меня".

Хосров: "Твоя стезя - явить свое терпенье".
Ферхад: "Горя, нельзя явить свое терпенье" .

Хосров: "Стань терпелив, и в сердце будет свет",
Ферхад: "Хотел бы я... да вот уж сердца нет".

Хосров: "Полно скорбей любви опасной дело".
Ферхад: "Чего милей любви всевластной дело?"

Хосров: "Ей сердце дал, хоть душу сбереги".
Ферхад: "Томлюсь. Душа и сердце - не враги".

Хосров: "Чего-нибудь страшишься в этой муке?"
Ферхад: "Лишь тягости мучительной разлуки".

Хосров: "Хотел бы ты наложницу? Ответь".
Ферхад: "Хотел бы я и жизни не иметь".

Хосров: "Зачем горишь в такой любви великой?"
Ферхад: "Осведомись у сладостного лика".

Хосров: "Ты принужден о Сладостной забыть".
Ферхад: "Но без души, нам сладостной, не жить!"

Хосров: "Она - моя, забудь, что в ней услада".
Ферхад: "Забвения не стало для Ферхада".

Хосров: "Коль встречусь с ней, что скажешь мне - врагу?"
Ферхад: "Небесный свод я вздохом подожгу".

Что вымолвить в ответ, не ведал ум Хосрова.
И увидал Хосров: его бессильно слово.

И вымолвил друзьям: "Меж земнородных нет,
Умеющих бросать так огненно ответ.

Я золотом речей его не оплетаю.
Его, как золото, на камне испытаю".

И, как железный меч, он обнажил язык,
Чтоб к глыбе каменной алмаз кирки приник:

"Мы ищем путь прямой, удобный для дороги.
Нам трудно обходить окрестных гор отроги.

Ты в каменной горе пророй просторный путь,
Ведь он послужит мне, об этом не забудь.

Никто бы не сумел за это взяться дело,
Лишь знание твое его бы одолело.

Ты честью Сладостной мне поклянись; другой
Не знаю клятвы я такой же дорогой.

Ты должен выполнить большую просьбу эту.
Ты должен выполнить простую просьбу эту".

И многомощный муж дает ему ответ:
"Я гору уберу, к тому преграды нет.

Давай условимся! Трудом займусь я старым,
Но обязательство я выполню не даром,

И сердце шахское мне клятву дать должно:
Пусть Сахар Сладостной с себя стряхнет оно".

Разгневался Хосров; едва лишь не простерла
Его рука булат, чтоб вражье ранить горло.

Но мыслит: "Не страшусь, хоть все ему суля.
Не взрыть ему горы - там скалы, не земля.

А хоть бы и земля, - и с ней не будет сладу!
А хоть бы взрыл ее, - куда снесет громаду?"

И быстро говорит: "Согласен я; когда
Забуду договор - да будет мне беда!

Яви в своем труде, стан подтянув потуже,
Всю силу, что живет в таком могучем муже".

И вымолвил Ферхад, не ведающий лжи;
"О справедливый шах; мне гору укажи!"

И подведен к горе, что Бисутуном ныне
Зовут, каменотес, терзавшийся в пустыне,

И явно, что Ферхад свой блеск не сохранит,
Что вся гора тверда, что вся гора - гранит.

Но с радостной душой, подбодренный Хосровом,
Шел разрыватель гор, горя порывом новым.

Взлетел он на гору, как бурный ветер яр,
И подпоясался, и первый дал удар.

И вот он с первым же руки своей движеньем
Стал покрывать скалу одним изображеньем:

Киркою стан Ширин он высек; так Мани
Свой украшал Эрженг, творя в былые дни.

И, лишнего киркой не совершая взмаха,
На царственном коне изобразил он шаха.

Так юная творить ему велела кровь.
Он был возвышенным, вела его - любовь.

Но с юным - злая весть должна коснуться слуха
Что сделала судьба - горбатая старуха!


(Перевод с персидского К. Липскерова)

Диалог Хосрова и Фархада.
"Хамсе", Бухара. 1648.